Из Донецка сшили Львов

За все годы существования независимой Украины тема противостояния востока и запада упорно эксплуатировалась политиками всех мастей. Сначала они активно раскалывали страну и культивировали различия и враждебность между регионами. Зато в последние годы в моде противоположный тренд – все, в том числе правящая партия, бросились Украину объединять. К делу политиков присоединилось и телевидение. 13 октября два самых рейтинговых канала Львова и Донецка, ZIK и «Донбасс-ТВ» соответственно, запустили новый социальный реалити-проект «Покажи им! Львов-Донбасс шоу». Правда, как и в случае с политиками, объединение у телевизионщиков проходит весьма своеобразно.

Равнение на запад

Шоу «Покажи им» построено на том, что два представителя одной профессии из Донецка и Львова на несколько дней меняются местами. Таким образом, они смогут увидеть незнакомые для себя города не просто как туристы, а глазами коренного населения, почувствовать себя дончанином или львовянином и развеять стереотипы, сложившиеся у них о чужом регионе. Гендиректор медиахолдинга ZIK Дмитрий Добродомов в интервью отметил, что название «Покажи им» – не случайное. Создатели хотят показать, в том числе и политикам, действительно ли жители разных регионов Украины враждуют между собой или на самом деле между ними нет агрессии или нездоровой конкуренции.

В теории идея каналов отличная, ведь поменявшись местами, можно по-настоящему понять друг друга. И, кстати, совсем не новая, ведь Украина не является чем-то уникальным в плане непохожести разных регионов. Практически в каждой стране жители юга и севера, востока и запада отличаются друг от друга. Можно вспомнить симпатичную французскую комедию «Бобро пожаловать», в которой почтового работника с юга Франции переводят на север страны. Он едет туда, предвкушая страшные холода, грубость и неотесанность местных жителей, но постепенно понимает, что там тоже множество добрых, сердечных людей, пусть они и говорят, и ведут себя несколько по-другому. Фильм пользовался таким успехом, что итальянцы даже сняли собственный ремейк, только там работник с индустриального севера отправляется на дикий юг. А американцы планируют в своей версии отправить главного героя в Северную Дакоту.

Понятно, что в передаче, которая задевает такую деликатную тему, как разрушение стереотипов о западе и востоке Украины, все зависит от исполнения. Оно может быть тонким и душевным, как во французском фильме, и… таким, каким обычно бывает на украинском ТВ.

Любопытно, что получившийся продукт в основном разрушает стереотипы львовян о Донецке, а вот обратного почему-то не происходит. Похоже, создатели уверены, что во Львове и так все идеально и разрушать особо нечего. Поэтому передача больше напоминает не улицу с двусторонним движением, а экзамен. Львовяне-герои в Донецке проверяют окружающую среду, а во Львове среда – донецкого командировочного. И если для канала ZIK это вполне естественно, то позиция «Донбасс-ТВ» удивляет: неужели им не обидно за родной край?

В Донецке не все хамы

В первом выпуске шоу местами поменялись две таксистки – опытная Антонина из Донецка и молодая Оксана из Львова. Оксана ехала на восток, чтобы разрушить свои стереотипы о том, что Донецк – опасный город, а его жители – грубые, высокомерные и агрессивные люди. Логично предположить, что Антонина должна была избавиться от убеждения, что во Львове живут одни бандеровцы, которые ненавидят русский язык и русскоязычных, ведь это самый распространенный стереотип о галичанах. Но не тут-то было! Донецкой таксистке пришлось избавляться от прямо противоположных идей. Перед поездкой во Львов она была уверена, что львовяне и дончане ничем особенным не отличаются, и на Западной Украине ее прекрасно будут понимать и на русском языке (украинским она толком не владеет).

Авторы проекта сделали все, чтобы героини избавились от стереотипов как можно быстрей. Львовскую таксистку поселили в модной гостинице в английском стиле, а донецкую, напротив, в спальном районе города. Клиентов участницам тоже подбирали соответствующих. К Оксане первым делом села редактор гламурного журнала, которая по «невероятному» стечению обстоятельств готовила модную фотосессию о женщинах с мужскими профессиями и предложила девушке в ней поучаствовать. Далее таксистке попадались веселые молодые люди, среди которых романтичный юноша, который пел серенады, мальчик, декламирующий Тараса Шевченко, и даже гонщик, который прокатил ее по экстремальной трассе. Все как один прогрессивные и дружелюбные, многие переходили с девушкой на украинский язык.

Сама-то она, естественно, по-русски не говорила принципиально, ибо еще в начале передачи заявила, мол, на русском пусть разговаривают в России, а на Украине нужно пользоваться только украинским. Отрадно, что при этом она подчеркнула, что не является расисткой или националисткой. Может, на украинском языке у этих слов какие-то другие значения?

Тем временем Антонина во Львове столкнулась с жестокой реальностью. Первым же ее клиентом оказался поляк, который ни слова по-русски не говорил. Голос за кадром с гордостью ответил, что каждый львовянин знает польский, а уж таксисты и подавно (кстати, и сам «клиент», судя по акценту, был одним из знающих польский уроженцев Львова, а не аутентичным поляком).

Если с ним донецкая таксистка кое-как объяснилась, то со следующим пассажиром она так легко не разделалась. Им оказался депутат Львовского горсовета, видимо, из «Свободы» (а может, там все такие). Первым делом он спросил таксистку, почему она не «розмовляє з ним державною мовою», а затем всю дорогу стыдил и читал лекцию о том, что нужно «вписываться в украинскую державность» и разговаривать на украинском. Кроткая Антонина только отвечала, что ей «соромно» и обещала «рідну мову» подтянуть. Так же спокойно женщина реагировала на то, что ей приходится ездить по улицам Степана Бандеры, воякив УПА и других замечательных личностей, точнее – не реагировала никак.

В итоге, как сообщил закадровый голос, Оксана избавилась от стереотипа, что в Донецке живут только агрессивные хамы, узнала, что там тоже есть и модные клубы, и гламурные девушки, и веселые молодые люди. Антонина же поняла, что перед следующей поездкой во Львов ей необходимо подучить украинский язык. Получается, львовская таксистка никаких усилий над собой не проделывала и не старалась лучше понять жителей Донецка, они и так оказались продвинутыми и прогрессивными, зато донецкая героиня осознала, что ей нужно работать над собой. Понятно, что в нелегком деле единения нации кто-то должен проявлять толерантность, но обычно подразумевается, что на компромисс должны идти обе стороны, а не одна.

Атака русским языком

Второй выпуск только закрепил это впечатление. В нем местами менялись вожатые детских лагерей – 25-летний Иван из Донецка и 18-летняя Ульяна из Львова. Как и в прошлом эпизоде, Иван даже не думал о трениях с националистами, а представлял карпатских мольфаров и был уверен, что без проблем найдет общий язык с галицкими детьми. Зато Ульяна ехала в Донецк, как в стан врага. Больше всего она боялась, что там ее ждет страшный «совковый» лагерь, в котором ее заставят петь гимн России. Девушка призналась, что для нее это безвыходная ситуация. Была бы японкой, наверное, совершила бы харакири, а каковы в таком случае действия у пластунов – неизвестно.

Донецкий Иван попал в лагерь как раз к пластунам, и особых проблем там у него не возникло. Он сразу перешел на чистый украинский и участвовал в походах, спал в палатке, организовывал «змаги» для детей и так далее. Трудности у него возникли не на идеологической почве, а на вполне обыденной – в донецком лагере он привык к комфорту, а здесь ему пришлось жить на природе в трудных условиях, получать новые навыки в духе американских фильмов о бойскаутах.

Ульяна в донецком лагере испытывала жуткие мучения. Вначале директор посмел попросить ее общаться с детьми на русском языке, так как он для них родной. Естественно, девушка даже не подумала выполнять его шовинистическое требование, ведь право общаться с воспитателями на родном языке есть только у львовских детей. Но ничего, она быстро научила их любить «рідну мову», одна девочка даже «поняла, что ей украинский язык может быть ближе, чем русский». Забавно, что у донецких подростков стойкость убеждений такая же, как и у одной крупной партии из этого региона. Может, это географическое?

Во время массового мероприятия с танцами и песнями (на русском языке) бедная Ульяна впала в такую депрессию, что даже не захотела общаться с телевизионщиками, и спас ее только визит в «музей Украины» с вышиванками и прочими атрибутами, где она воспряла духом. Может, русский язык для львовян – как чеснок для вампиров, чем больше его вокруг, тем хуже они себя чувствуют?

И все же Ульяна подружилась с детьми, отвела их в лес, научила пластунским обрядам. «Ульяна не будет учить их быть украинцами, ведь они такими и являются, пусть и со своим специфическим пониманием культуры и истории», – сказал голос за кадром, и в этом глубокий посыл передачи. Смотрите, в Донецке живут такие же украинцы, ну, несколько специфические, но ничего, они стараются и скоро станут совсем нормальными.

Иван же разрушил не свои стереотипы, а стереотипы местной молодежи о «донецких», так как оказался веселым, спортивным, вежливым парнем. То есть снова предметом анализа был не Львов или Западная Украина, а донецкий гость, значит, и сам Донецк.

Разные? Непорядок!

Не хочется, чтобы читатель понял превратно. Объединение страны – это прекрасно, вот только, как следует из этой передачи, а также из политики властей, проходить оно должно по определенному сценарию. Одна сторона полностью придерживается своих традиционных взглядов и убеждений, зато другая должна тихонько держать свои при себе и не обращать внимания, а то и принимать агрессивно насаждаемые понятия, которые ей совершенно чужды.

Действительно, нельзя зацикливаться на различиях, на что-то нужно закрыть глаза, где-то проявить терпимость, в чем-то сдержать себя, чтобы жить в мире и согласии. Молодец Иван, который общался с пластунами на родном для них языке, изучал их традиции и обычаи. Молодец Антонина, которая проявляла толерантность и не реагировала на надписи: «Не говори мовою катiв».

Но почему львовские девушки Оксана и Ульяна не попробовали сделать то же самое? Они не предприняли ни малейшей попытки хоть как-то сблизиться, понять жителей востока Украины, принять, что их язык и культура – такая же часть этой большой страны, и у русскоязычных те же права, что и у «титульной нации». Ни одна из них не осознала, что и «титульной нации»-то никакой нет, а все мы граждане Украины, мы разные, но можем жить дружно, не отбирая у других право на их идентичность. Вместо этого львовские девушки, как колонизаторы на диком континенте, гордо несли и насаждали свои ценности, переучивали окружающих и даже из элементарной вежливости не сказали «спасибо» на родном для жителей Донецка языке.

Сложилось впечатление, что цель передачи – не помочь разным регионам понять и принять друг друга со всеми особенностями и различиями, а убедить Западную Украину, что на востоке нет никаких пророссийских граждан, что русский язык там – небольшая странность местного населения, от которой они легко избавляются, что там нет негативного отношения к Бандере, УПА и националистам.

Нетрудно понять логику заказчика подобных передач, а самого его легко представить в каком-нибудь верховном отделе идеологии и пропаганды. Но скажут ли спасибо жители (зрители) Донбасса? Приятно ли им ощущать себя людьми второго сорта, которых учат быть правильными украинцами образцовые галичане? И почему, сшивая страну из двух клочков материи, один пускают в лучшем случае на подкладку?


Источник