Ян Кульчик: Я — всего-навсего скромный польский предприниматель

Самый богатый поляк в мире миллиардер Ян Кульчик о приватизации «Укртелекома» и Одесского припортового, сланцевом газе и философии капитализма

Он уже купил билет на один из матчей Евро-2012, но говорит, что от оперы в Вероне на следующих выходных получит намного больше удовольствия, чем от 90 минут, проведенных на трибунах стадиона. Ян Кульчик любит поговорить о высоком искусстве, не пропускает венецианские биеннале и украшает стены своего главного офиса в Варшаве картинами за миллионы долларов. Он променял квартиру в шумном Лондоне на поместье в тихом швейцарском Сент-Морице, но продолжает развивать свой бизнес с присущей ему энергичностью. Одной из стран, на которых бизнесмен сфокусирован сегодня, является Украина. В условиях активности россиян на нашем рынке фигура Яна Кульчика в лагере европейских инвесторов выглядит одиноко, но мощно.

Интерьер киевского офиса Kulczyk Investments Holding пытается соответствовать эстетическим вкусам собственника. Здесь преобладает корпоративный черный цвет, стены украшены абстрактными произведениями проживающей во Львове перспективной польской художницы, а из окон отлично просматриваются одновременно и Кабмин, и Банковая. Коридоры украинской власти Яну Кульчику хорошо знакомы. Он обхаживает их уже пять лет и не без некоторых успехов, хотя ни Одесский припортовый завод, ни «Укртелеком» пока так и не стали частью его бизнес-империи.

История его бизнес-карьеры — это путь удачливого лоббиста и инвестора, который сумел полученный в наследство от отца миллион долларов приумножить в две тысячи раз благодаря удачным инвестициям в ритейл и нефтетрейдерский бизнес. В Польше — стране победившего среднего и мелкого бизнеса, миллиардер Ян Кульчик — «чужой среди своих». Несколько лет назад — после прихода братьев Качиньских к власти — из-за политического пресса и обвинений в коррупции ему пришлось эмигрировать за границу. Впрочем, после этого его состояние начало расти еще большими темпами, а самый роскошный в мире реактивный мини-самолет Golfstreem-550 в считанные часы доставляет своеговладельца в ключевые профит-центры его бизнес-империи — Варшаву, Дубай и Киев. Сегодня шестидесятилетний бизнесмен занимает 463-е место в мире среди богатейших людей планеты, его состояние оценивается в $2,1 млрд. Он строит самое высокое здание континентальной Европы, добывает уголь в Мозамбике, железную руду в Конго, нефть по всему миру и газ в Брунее и Украине. При этом Ян Кульчик искренне считает, что самая большая удача в бизнесе у него еще впереди.

Как часто приходится бывать в столице Украины?

Учитывая, насколько динамично развивается этот город и сколь положительные метаморфозы испытывает сейчас Украина, определенно слишком редко. Обещаю, однако, исправиться.

Когда вы впервые побывали в Украине и какое впечатление тогда сложилось о стране?

Более 15 лет назад. Даже не будучи очень внимательным наблюдателем, с первого взгляда можно было заметить огромный потенциал, сокрытый в этой стране, и прежде всего в людях. Тогда ведь начинались коренные перемены в государственном строе, в обществе, а также, что, возможно, важнее всего, — в экономике. Естественно, не удалось избежать ошибок и не все сделано, как, впрочем, во всем регионе, в том числе в Польше, однако курс на рыночную экономику и евроинтеграцию оставался неизменным.

Вы активизировали свое присутствие в Украине сразу после победы «оранжевой революции». Вас тогда интересовал ряд очень крупных инвестиционных проектов. Но реализовать удалось лишь один небольшой — добычу газа в Донецкой области. Вы не разочарованы таким результатом?

Естественно, но в то же время я пробую понять локальные политические факторы и механизмы экономических перемен в Украине. Действительно, мы с нашими финансовыми и отраслевыми партнерами рассматривали несколько крупных инвестиционных проектов. Например, совместно с норвежским химическим концерном Yara приняли участие в тендере на покупку Одесского припортового завода, но тендер был отменен. Почему? Не знаю. В то же самое время посредством нашего киевского бюро мы продумывали другие проекты, связанные в основном с энергетикой в широком смысле этого слова, то есть, например, с разработкой газа. Таким образом, была осуществлена инвестиция в компанию «КУБ-Газ» — один из частных производителей газа в Украине. Потенциал «КУБ-Газа» и наш опыт в выводе компаний на лидирующие позиции в своем сегменте —это слияние, которое предвещает огромный успех. Уже сейчас благодаря наше-му ноу-хау, инвестициям и современным технологиям нам удалось удвоитьгазовые резервы и четырехкратно увеличить объем условных ресурсов. Несколько дней назад мы обнаружили новое месторождение топлива. Это значит, что наши резервы могут увеличиться. Мы постоянно работаем над увеличением объема производства (по плану — вдвое). Недавно Европейский банк реконструкции и развития провел независимую оценку всех дел, которые KOV ведет в Украине. Факт, что на текущее развитие деятельности «КУБ-Газа» ЕБРР передаст $40 млн., является доказательством огромного потенциала компании и нашей благонадежности как инвестора.

А к кому?

Ответить на этот вопрос может только украинское правительство.

Поменялась ли атмосфера в кабинетах украинской власти в сравнении с 2005 годом?

Я не хотел бы сравнивать эти периоды. Это были другие времена, другие люди, другой этап политико-экономических изменений. Я всегда сосредоточен на настоящем и будущем. С этой перспективы нынешний образ Украины очень многообещающий. Будучи членом Совета отечественных и иностранных инвесторов при президенте Украины, мне представился недавно шанс проведения долгой личной беседы с президентом. И я не сомневаюсь, что у нынешнего правительства Украины есть и план, и огромная решимость продолжить процесс модернизации страны. Говоря об этом, имею в виду не только полномасштабные реформы правовой системы, судебного разбирательства, искоренение бюрократии и упрощение процедур — условия, необходимые для привлечения иностранных инвесторов, но и, прежде всего, создание условий, способствующих появлению новых робочих мест, стимулирование инноваций, сосредоточение капитала для дальнейших инвестиций, приватизацию, а также либерализацию ключевых секторов экономики. Я оптимист.

Когда вы боролись за Одесский припортовый завод, то создавали консорциум с норвежской компанией Yara. В СМИ также активно писали о том, что третьей стороной этого консорциума является ливийский капитал. Вы действительно пытались привлечь Муаммара Каддафи к сделке?

Нет, это неправда. В консорциуме состояли два партнера — Yara и мы. А впрочем, раз уж мы коснулись ливийской темы, не будет лишним напомнить, что до начала восстания ливийский капитал весьма активно изыскивал новые направления экспансии. Не буду скрывать, что так же, как и сотни других престижных финансовых организаций во всем мире, в том числе из США, Великобритании, Италии, Франции, мы обдумывали возможность сотрудничества. Но нам это не удалось.

Но говорят, что вы дружите с Каддафи.

Это тоже неправда. Проблема в том, что пока Каддафи контролировал добычу и экспорт нефти, весь мир был его приятелем. Достаточно вспомнить общин фотографии многих влиятельных мировых политиков. В то время как я — всего-навсего скромный польський предприниматель.

А вы предлагали Игорю Коломойскому присоединиться к вашему консорциуму?

Нет. Мы работали тогда только с Yara.

Одесский припортовый завод вам еще интересен, если будет повторная приватизация?

Я не могу ответить на этот вопрос, не имея анализа этого предложения. Как я упоминал, в Украине многое изменилось со времени последнего — отмененного — тендера.

Несколько лет назад вы присматривались к «Укртелекому»…

Это правда. В тот период мы были акционерами польской публичной телекоммуникационной компании. Кроме того, я создавал первую в Польше компанию, предоставляющую услуги в сети GSM, и мы весьма конкретно планировали дальнейшую экспансию, намереваясь создать сильную международную телекоммуникационную компанию с европейским охватом деятельности. Оказалось однако, что «Укртелеком» в то время не продавали. За сколько его продали в конце концов?

За 1 миллиард евро. Это хорошая цена?

Не знаю. Но мне кажется, мы были и в организационном, и в финансовом плане готовы представить не менее выгодное предложение.

Какую роль в вашем бизнесе играет Украина?

Как я уже говорил, в данный момент мы развиваем проект добычи газа в Донецкой области. В данном проекте мы являемся по сути секторным инвестором — посредством котирующей ся на Варшавской бирже компании

KOV. Эта инвестиция для нас — плацдарм, с которого мы хотим начать дальнейшее развитие, причем не только в данном конкретном секторе. Возвращаясь к теме Украины, я всегда повторяю поговорку: «Друзей надо искать близко, а врагов далеко». У меня нет ни малейших сомнений, что обе стороны только выиграют от большей открытости и сближения. У нас похожий менталитет, темперамент, мы уважаем друг друга как партнеры и по-человечески питаем друг к другу симпатию. Это очень важно. Я думаю, что Польша, будучи членом Евросоюза, а сейчас его предводителем — страной, которая так успешно справилась с финансовым кризисом, может очень много предложить, будучи солидным партнером.

Сейчас много говорят о сланцевом газе. Польшу называют крупнейшей в Европе страной по запасам этого топлива. Украина тоже среди лидеров. Вас эта тема интересует?

Разумеется, но мы рассматриваем эти проекты без излишней горячности. По правде сказать, никто пока не в состоянии оценить реальных затрат на его добычу, влияния на окружающую среду и даже реальной величины ресурсов. Но мы не сидим сложа руки в ожидании, что принесет будущее.

Вы хотели бы заняться экспортом украинской электроэнергии в Европу?

Это — одно из направлений нашей потенциальной деятельности. Производство и международная торговля энергией — это стратегический курс нашего развития. Не является тайной, что Украина располагает значительным переизбытком энергии, по расчетам — доходящим до 40%. Причем в данном случае мы говорим об энергии, производимой традиционным способом на базе угля, равно как и в атомных электростанциях. И вот мы думаем, куда применить этот излишек мощности. Ведется работа.

Проведение Евро-2012 в Польше и Ук раине как-то повлияло на ваш бизнес?

Разумеется. Не хочу показаться нескромным, но скажу, что именно мы соединяем Польшу с Европой! В буквальном смысле, ибо мы как раз заканчиваем очередной отрезок платной автомагистрали от границы с Германией. В общей сложности получается уже 255 км новых дорог. Общая сумма инвестиций — 2 млрд. евро. Это крупнейший инфраструктурный проект, который ведется сейчас в Европе. Европейский инвестиционный банк никогда раньше не предоставлял частному инвестору 1,2 млрд. евро.

В глобальном аспекте, кроме добычи газа, на каких направлениях бизнеса вы сфокусированы?

В общей сложности Kulczyk Investments зиждется на трех опорах. Первая, энергетическая, включает компании, которые занимаются производством и торговлей электроэнергией. В настоящее время мы строим в Польше угольную электростанцию мощностью в 2000 МВт, анализируем проекты ветряных турбин, строим сеть биогазовых станций. Второй элемент — природные ресурсы, т.е. поиск и добыча нефти и газа по всему миру — в Украине, Брунее, Сирии, Польше, производство нефти в Нигерии, а также углубленные поиски газа в Танзании. У нашей компании «Офир» вскоре состоится биржевой дебют в Лондоне. Мы готовимся к разработке месторождений железной руды в

Конго, угля в Мозамбике. И последний, третий элемент — инфраструктура. Об автомагистралях я уже рассказывал, а стоит еще упомянуть о нашем джойнт-венчер с Ларри Сильверстейном из Нью-Йорка (это он восстанавливает World Trade Center). Мы совместно ведем несколько риелторских проектов в Центральной и Восточной Европе. Кроме того, каждый пятый проданный в Польше автомобиль — из нашей импортерской сети.

А другие направления рассматриваете?

Нет. Пока хватит.

Проекты в масс-медиа не интересуют?

Нет, разве я похож на Сильвио Берлускони? Про СМИ прошу спрашивать Виктора Пинчука.

Вы знакомы?

Да, могу сказать, что мы друзья.

Давно дружите?

Несколько лет.

На чем основывается эта дружба, есть какие-то общие интересы?

Нет интересов. Легче быть другом, когда не ведешь совместно дел. Мы оба любим искусство, оперу. Недавно встретились на биеннале в Венеции.

А с кем еще из украинской бизнес-элиты вы поддерживаете отношения?

Практически я знаком со всеми.

То есть это правда, когда о вас говорят, что вы сначала пытаетесь построить неформальные отношения, а уже потом инвестировать деньги?

Я бы сказал иначе: я инвестирую только тогда, когда начинаю доверять людям.

Что для вас успех?

Успех — это возможность осуществлять мечты. Если речь идет обо мне, успехом будет создание фирмы, которая все чаще воспринимается как олицетворение прямо-таки нескончаемой креативности в бизнесе, эффективности, финансовой благонадежности, а кроме того, являющейся любимым и надежным местом работы и социальным партнером. Это процесс, который еще не завершен.

Иными словами, для вас важно, чтобы ваш холдинг был лучшим в мире?

Мало сказано (смеется. — Ред.)

Какая самая большая ошибка в вашей бизнес-карьере?

Надеюсь, давно осталась позади. Я уже не помню, что это было, но уверен, что сделал соответствующие выводы.

Какая самая большая удача в бизнесе?

Все еще впереди.

Какие у вас планы на 2011-2012 годы? Что мы о вас услышим?

Наверняка не буду играть в составе польской сборной по футболу на чемпионате Европы в 2012 году. Ничего больше сказать не могу. Известно ведь, что большие деньги любят тишину, а очень большие — спокойствие.

Польша — это страна победившего среднего и мелкого бизнеса. В Украине, наоборот, бал правит крупный капитал. Вы как миллиардер, какую модель считаете лучшей?

В Польше говорят, что на лестницу нельзя забраться сверху. Можете сами сделать выводы.

Инвестиции Яна Кульчика

1981 г. — Создал торговую компанию Interkulpol — одну из первых иностранных фирм на территории Польши после Второй мировой войны.

1988 г. — Кульчик становится официальным дилером Volkswagen в Польше.

1991 г. — Зарегистрировал Kulczyk Holding.

1993-1999 гг. — В партнерстве с Deutsche Telekom Mobil Net GmbH создал компанию Polska Telefonia Cyfrowa, которая первой в Польше запустила мобильную связь.

2000-2005 гг. — Участвовал в консорциуме Kulczyk Holding SA — France Telecom, который контролировал Telekomunikacja Polska. Проявляет интерес к приватизации «Укртелекома».

2001-2005 гг. — Контролировал 5% крупнейшего польського нефтегазового концерна PKN Orlen.

2004 г. — Сейм обвини Яна Кульчика в непропорциональном количеству акций влиянии на PKN Orlen и в связях с российскими спецслужбами. Но прокуратура его вину доказать не смогла.

2005 г. — Ян Кульчик эмигрирует в Лондон.

2007 г. — Создана международная инвестиционная группа Kulczyk Investment House. Инвестировал в строительство офисного комплекса в Дубае.

2008 г. — Поменял 28% Kom pania Piwowarska на 3,8% SABMiller — второго в мире производителя пива.

2009 г. — Получил 90% в Chemikals Sp., которая контролирует железнодорожный терминал на границе Польши с Калининградской областью России.

2010 г. — Совместно с Silverstein Properties Inc. (один из крупнейших игроков на американском рынке недвижимости) создал Kulczyk Silverstein Pro per ties — компанию, занимающуюся инвестициями в недвижимость в Центральной и Восточной Европе. Строит в Варшаве Kulczyk Tower (самое высокое здание континентальной Европы). За $25 млн. приобрел газодобывающую компанию «КУБ-Газ» в Донецкой области. За месяц до сделки Kulczyk Oil Ventures Inc (Канада) провела IPO на Варшавской бирже, что позволило привлечь $90 млн.


Источник