Газпром отлучают от евросетей

Европа пока не научилась жить без российского газа, но уже знает, как создать комфортные для себя условия его поставок

На прошлой неделе россиянам пришлось признать, что переговоры с ЕС по поводу так называемого «Третьего энергетического пакета» — директив Евросоюза, призванных увеличить конкуренцию на газовом рынке, — зашли в тупик. Не сумев выбить комфортных для «Газпрома» условий работы на европейском рынке, Москва решила пойти на открытый шантаж. По словам министра энергетики РФ Сергея Шматко, Россия намерена ускорить «развитие восточного вектора своей энергетической политики» — экспорт энергоносителей в Китай. В Брюсселе предпочли не реагировать, понимая, что Москва блефует. Хотя Поднебесная действительно наращивает потребление энергоресурсов, она может быть не менее жестким переговорщиком, чем ЕС.

«Газпром» хочет эксклюзивности

«Третий энергетический пакет» был предложен к рассмотрению Европейской комиссией в 2007-м и принят весной 2009 г., через несколько месяцев после украинско-российского газового кризиса. К марту 2011 г. страны — члены ЕС должны были внедрить его положения в национальное законодательство. Главная цель документа — повысить конкуренцию на европейском энергорынке, дать возможность потребителю легче переходить от одного поставщика к другому и предотвратить необоснованное повышение цен на ресурсы. Для этого директивы устанавливают запрет на применение штрафных санкций или взысканий за смену поставщика. А для самих поставщиков вводится ряд ограничений, в частности, им запрещено владеть сетями.

Согласно нормам «пакета» в зависимости от положения поставщика и его доли на рынке страны — члены ЕС могут внедрить разные схемы отчуждения сетей. Они могут остаться в собственности фирмы-поставщика, а могут быть переданы в собственность компании, связанной с поставщиком. В обоих случаях управляться они должны независимо. В самом жестком варианте компания-поставщик, владеющая газовыми сетями, вынуждена будет продать их третьей стороне. Эти правила должны применяться не только к европейским компаниям, но и к фирмам из третьих стран, работающим в Евросоюзе.

Такие нормативы явно мешают планам «Газпрома» нарастить свое присутствие на газовом рынке ЕС. В этом году российский монополист рассчитывает получить 30% всего европейского газового рынка (сейчас 25%). Не в последнюю очередь помочь реализации этих планов должен был отказ Германии от использования ядерной энергетики, что выльется в необходимость увеличить внутреннее потребление газа примерно на 20 млрд куб. м в год. Но если Россия согласится на условия «Третьего энергопакета» это может усложнить работу «Газпрома» в Германии. Дополнительные поставки газа должны пойти туда по трубопроводу «Северный поток» и его наземному ответвлению — Opal. «Газпром» является владельцем 51% акций швейцарской компании Nord Stream AG, которая формально управляет газопроводами. Кроме того, российскому монополисту принадлежат значительные доли в компаниях — владельцах газотранспортных сетей в странах Центральной Европы, не говоря уже о планах строительства трубопровода «Южный поток» — конкурента Набукко. Во всех этих случаях «Газпром» рассчитывает одновременно и контролировать добычу, и поставлять топливо.

В Москве надеялись, что ЕС согласится предоставить газпромовским магистральным газопроводам специальный статус. Переговорщики ссылались на опыт своих конкурентов. «Норвежские газопроводы в рамках «Третьего энергопакета» имеют некий эксклюзивный характер, и его действие на них не распространяется, поскольку они отнесены к так называемым «технологическим». Мы многого не просим: давайте устраним дискриминацию газовых проектов, которые реализует Россия», — заявил председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер. Глава Еврокомиссии Жозе Мануель Бароззо парировал: газовое законодательство ЕС применяется одинаково как по отношению к компаниям из третьих стран, так и европейским. А потому об эксклюзивности присутствия «Газпрома» на к европейском рынке не может быть и речи.

Игра мышцами

Комментариями в ЕС не ограничились. В конце сентября Еврокомиссия произвела выемку документов в офисах европейских компаний, сотрудничающих с «Газпромом», в рамках расследования возможного злоупотребления монопольным положением на рынке. Обыски произошли в офисах немецких компаний RWE, E.ON’s Ruhrgas, польской PGNiG, немецкой RWE в Чехии, австрийской OMV и болгарской Bulgargaz. Как пояснил министр энергетики Болгарии Трайчо Трайков, обыски проводились в компаниях, чьи долгосрочные контракты с «Газпромом» на поставку энергоресурсов содержали пункты о конфиденциальности. Ссылаясь на них, фирмы отказывались предоставлять антимонопольным органам ЕС требуемую информацию. Претензии регуляторных органов Евросоюза вызывают и типичные для контрактов с «Газпромом» положения о запрете реэкспорта закупаемого у него газа. Компания-покупатель имеет право поставлять газ конечным клиентам только на территории определенной страны. Что противоречит законодательству ЕС, запрещающему ограничения на движение товаров по своей территории.

По европейской традиции расследование будет длиться долгие месяцы, если не годы. Но если компании признают виновными в нарушении законодательства, то им грозит штраф в размере 10% годового оборота. Эксперт Германского совета по международным отношениям Александр Рар считает, что ЕС «поиграл мышцами» в ответ на попытки «Газпрома» заключать долгосрочные контракты с европейскими компаниями за спиной его руководства. Желание приструнить «Газпром» могут испытывать, в частности, предприятия химической промышленности — представители одного из сильнейших лобби в Евросоюзе.

Оппозиция новичков

Внутри ЕС отношение к перспективам энергетического сотрудничества с РФ неоднозначно. Продавить необходимые для «Газпрома» поблажки в Европе могла бы Германия, чьими резидентами являются партнеры российского монополиста по газопроводу «Северный поток» — E. ON Ruhrgas и Wintershall. В благодарность за поддержку этого проекта в свое время удачно трудоустроился экс-канцлер Германии Герхард Шредер. В статусе главы германского правительства он подписал документы, необходимые для запуска «Северного потока», а после ухода с должности возглавил комитет акционеров компании Nord Stream A.G. В блоке, поддерживающем газопровод, участвовали также Франция и Голландия. Голландскому оператору газовых сетей Gasunie и французскому газовому гиганту GDF Suez принадлежит по 9% в капитале газопровода. Прибыли от его эксплуатации обещают быть ощутимыми. А опасность от расширения присутствия России на европейском газовом рынке для этих стран не так уж велика, поскольку они давно диверсифицировали свои поставки голубого топлива. К примеру, Франция получает его из средиземноморского бассейна, Голландия — из Северного моря (Норвегия и Британия).

Против эксклюзивного статуса «Газпрома» на европейском рынке активно выступают новички ЕС — Польша, Литва и Эстония, успевшие вкусить всю прелесть тесного газового сотрудничества с Москвой. Усилиями этих стран строительство «Северного потока» удалось затянуть на несколько лет (они отказались предоставить свои территориальные воды в Балтийском море для прокладки трубопровода и настояли на проведении экоэкспертизы проекта). Однако в битве за «Северный поток» «старая» Европа в союзе с Россией одержала победу — газопровод на свою территорию пустили Швеция и Финляндия.

Новички же ЕС продолжают борьбу с российской газовой монополией. После того как зимой 2009 г. венгерским и болгарским энергогенерирующим компаниям пришлось переходить на мазут из-за перебоев в поставках газа, они готовят себе запасной аэродром. В планах стран Центральной Европы — строительство перемычек между газопроводами, которые позволили бы им получать газ из альтернативных источников — через Австрию и Италию либо с севера — из Норвегии. Польша к тому же активно пропагандирует идею добычи сланцевого газа.

В деле создания и внедрения «Третьего энергопакета» особого внимания заслуживает «литовский фактор». Работа над этим «пакетом» проходила под руководством литовца Андриса Пибалгса — еврокомиссара по вопросам энергетики в первой комиссии Жозе Мануеля Баррозу с 2004 по 2009 гг. И теперь Литва может стать пионером в деле отчуждения газпромовских сетей в Европе. В июле этого года литовский парламент принял закон, обязывающий «Газпром» продать свою долю в компании Lietuvos Dujos, владеющей местными газопроводами. Ему принадлежит 37,1%, еще 38,9% — немецкой фирме E.ON Ruhrgas и 17,7% — литовскому правительству. По мнению советника президента Литвы Йонаса Маркявичюса, эта компания — не что иное, как инструмент политического давления России. Крайний срок завершения реформы в газовой отрасли Литвы — конец октября 2014 г.

Позиция Литвы находит понимание и у других новых членов ЕС. Одним из приоритетных проектов для польского правительства является строительство терминала по приему сжиженного газа в порту Свиноушьче. В начале этого года было также объявлено о строительстве газопровода, по которому газ из Свиноушьче пойдет в Словакию.

Учитывая такую неоднородность позиции европейских стран по энергетическим вопросам, россияне вполне могут рассчитывать на успех в переговорах. Тем более что завершать их Москва не спешит. Как и длящиеся годами переговоры России о вступлении в ВТО, в ходе которых Белокаменная не «сдала» ни одной важной для себя позиции. По аналогичному сценарию, похоже, российские переговорщики будут действовать и при обсуждении перспектив работы «Газпрома» в ЕС. И итог этого энергетического противостояния будет зависеть от крепости позиции европейцев и их приверженности демократическим ценностям. Но если Евросоюз накроет очередная волна кризиса, не исключено, что верх возьмет чисто экономический расчет и меркантильные интересы «старой» Европы.


Источник