Труд закодируют

Трудовой кодекс обеспечит работодателей новыми правами, ущемляющими интересы наемных работников

«Заявив своему директору о намерении уволиться, в ответ я услышала требование проработать еще три недели вместо положенных двух. А когда ушла, со мной полностью не рассчитались», – рассказывает бывший менеджер по работе с клиентами в компании по подготовке украинцев к эмиграции в Канаду Анна Фесенко. Свое нежелание выплачивать зарплату начальство мотивировало якобы существующими неточностями в документах, ведение которых входило в ее рабочие обязанности. «Директор требовала приходить на работу, переделывать документы (а заодно и выполнять дополнительные поручения). При этом мне обещали со дня на день выплатить деньги. После официального увольнения второго декабря 2011-го я получила их только 21 марта нынешнего года», – жалуется девушка.

Со своими работодателями Анне удалось распрощаться относительно спокойно, чего нельзя сказать о преподавательнице французского и английского языков одной из частных школ Юлии Иващенко. Выбивать деньги за последний месяц работы довелось всеми правдами и неправдами, вплоть до угроз сообщить о финансовых махинациях руководства в налоговую службу и обещаний уведомить фискалов о том, какую часть зарплаты платят в конвертах. «Аргументы подействовали – деньги вернули, но директор так и не сделал соответствующей записи об увольнении в трудовой книжке, сказал – «некогда»", – говорит Юлия.

Согласно отчетности Государственной службы занятости, за первый квартал этого года в Украине было уволено более 28 тыс. человек, из них 16 тысяч - женщины. Еще 20,4 тыс. работников числятся в графе «предусматривается уволить». По мнению председателя Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел Леонида Фесенко, увольнение с точки зрения юриспруденции – самый сложный параграф в трудовом законодательстве.

Дела трудовые

За первый квартал этого года в Украине было уволено более 28 тыс. человек, из них 16 тысяч – женщины

В 2011 году в суды поступило свыше 30 тыс. дел по трудовым спорам, почти в пяти тысячах речь шла о восстановлении на работе. Судьи рассмотрели 24,4 тыс. дел касательно трудовых правоотношений, 3,6 тыс. из которых -о восстановлении на рабочем месте. Из последней категории 1348 исков (37,4%) были удовлетворены. В 2010-м споров, касающихся трудовых отношений, было больше – около 39 тысяч.

Фесенко утверждает, что появление огромного количество трудовых споров связано с тем, что частные предприниматели мало внимания обращают на законодательство. Например, увольняют сотрудников, когда те находятся на больничном. «Наличие больничного листа в момент увольнения является безусловным основанием для восстановления на работе с выплатой соответственной заработной платы», – напоминает судья. Правда, после восстановления наемные работники вскоре снова лишаются своего места. При повторном увольнении работодатель старается всё оформить в соответствии с законом, предоставить суду основания для увольнения: доказательства прогулов, недобросовестного отношения к работе и пр.

В перспективе у судей может прибавиться работы. На следующей пленарной неделе парламент намерен принять Трудовой кодекс, который предоставляет менеджменту предприятий широкий перечень возможностей решать подобные конфликты в свою пользу. А значит, число обиженных наемных работников, желающих доказать свою правоту в суде, может существенно увеличиться.

Долгий трудовой путь

Действующий кодекс законов о труде (КЗоТ) был принят еще в 1971 году. До 1991-го он был единственным документом, регулирующим трудовые отношения. Однако с тех пор Рада приняла более десятка новых профильных законов – «О коллективных договорах и соглашениях», «Об оплате труда», «Об отпусках» и др.

Впрочем, несмотря на новые законодательные акты, работодатели не всегда утруждали себя соблюдением их норм. «Когда амбициозный и небедный парень во второй половине 1990-х решил стать мэром одного из западноукраинских городов, он создал ежедневную газету. Но свою первую кампанию проиграл, и финансирование издания прекратилось», – рассказывает сотрудник того СМИ Остап. Зарплата, как тогда было заведено, платилась в долларах, а официально начислялись минимальные суммы, так что доказать наличие долга за несколько месяцев было невозможно. По словам Остапа, сотрудники газеты даже начали делить площади редакции, намереваясь предложить работодателю продать помещение. Но до этого не дошло, с ними расплатились только официальной минималкой. А амбициозный парень мэром с третьей попытки всё-таки стал и является им по сей день, но долги не возвращает.

Подготовка новой редакции Трудового кодекса началась в 2001 году в авторском треугольнике «работодатели-профсоюзы-правительство». В создании документа участвовала также Международная организация труда (МОТ). По информации Минсоцполитики, с января 2006-го по апрель 2009-го МОТ реализовывала в нашей стране проект «Консолидация правовых и институциональных принципов социального диалога в Украине» стоимостью 660 тыс. евро. В его рамках рабочая группа в составе международных экспертов, представителей Федерации профсоюзов Украины (ФПУ), Федерации работодателей Украины (ФРУ) и Министерства социальной политики (в прошлом – Министерства труда и социальной политики) разработала проект нового Трудового кодекса Украины. Этот документ под авторством председателя парламентского комитета по вопросам труда и социальной политики Василия Хары (с ноября 2008-го по ноябрь 2011 года – глава ФПУ), народных депутатов Александра Стояна и Ярослава Сухого (все регионалы) появился в парламенте в декабре 2007-го. В мае 2008 года Рада приняла проект в первом чтении. Тогда за него почти единогласно проголосовали БЮТ, Партия регионов, Блок Литвина и НУНС; не голосовали коммунисты. «В последующие пять лет до рассмотрения документа во втором чтении у депутатов руки не доходили: всё время случались выборы – или парламентские, или президентские», – пояснил глава Форума независимых профсоюзов Мирослав Якибчук. Сегодня, по его словам, у действующей власти есть все возможности, чтобы протянуть кодекс через Верховную Раду.

На первоначальном этапе (до 2007-го), отмечает замглавы Федерации профсоюзов Украины Григорий Осовый,Минсоцполитики было активным участником подготовки проекта документа. Когда кодекс приняли в первом чтении, основная роль в его доработке перешла к главным действующим лицам трудового процесса – ФРУ и ФПУ.

В тихом омуте

По сведениям «Эксперта», техническая разработка новой редакции Трудового кодекса ко второму чтению проходила в Минсоцполитики – еженедельно в ведомстве собиралась экспертная рабочая группа. Процесс шел без лишнего информационного шума. Ведь широкое общественное обсуждение документа грозило перерасти в острую дискуссию. Именно так произошло с проектом Налогового кодекса: попытка власти провести разъяснительную работу с населением и попиарить саму власть закончилась «зимним Майданом».

В минувший понедельник, 21 мая, в девяти украинских городах (Симферополе, Кировограде, Харькове, Одессе и др.) прошли акции протеста против принятия проекта Трудового кодекса во втором чтении. Среди их организаторов – общественные организации и независимые профсоюзы, то есть соавторы документа. Стороны так и не согласовали единую версию.

В частности, кодекс не до конца устраивал ФРУ. Принципиальными для специалистов федерации остались около десяти спорных пунктов, часть из которых касаются полномочий профсоюзов по участию в управлении предприятиями, оплаты второго и последующих образований работника независимо от потребностей предприятия. В стадии переговоров также находится неурегулированный действующим КЗоТом вопрос о возможности выплаты зарплат бастующим сотрудникам в период забастовки. В ФРУ предлагают в этом случае использовать международный опыт и создать забастовочный фонд, который будет наполняться за счет членских взносов работников, а не за счет работодателя.

Василий Хараподготовленный ко второму чтению проект Трудового кодекса называет «идеальным», а требования работодателей «непорядочными». По его мнению, наниматели хотят убрать из документа неудобные для них нормы, в частности об обязательном подписании письменного договора между работником и работодателем при трудоустройстве.

Даже если стороны уладят спор, это не поможет спасти репутацию документа. Критики единогласны: кодекс в нынешнем виде создает преференции для работодателей, параллельно ухудшая условия работы для подчиненных.

Рабочим во вред

Главная идея проекта – создать рынок дешевых рабочих рук и превратить работников в рабов, уверен председатель Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец (народный депутат от фракции «БЮТ-Батьківщина»). В качестве примера он приводит статью 28-го проекта, которая разрешает работодателю использовать технические средства (в том числе видеокамеры), дабы контролировать своих подчиненных на рабочих местах. «При этом абсолютно непонятно, как и где отснятые видеоматериалы будут храниться. Как работодатель я могу сделать нарезку из видеокадров о том, как сотрудник выходил покурить, поесть или в туалет, а потом уволить человека, используя свой маленький фильм как доказательство неработоспособности работника», – говорит Волынец.

Дальше – больше. Например, статья 131-я проекта кодекса сохраняет восьмичасовой рабочий день и сорокачасовую рабочую неделю. При этом в отдельных случаях рабочий день может достигать двенадцати часов. По мнению критически настроенных к проекту экспертов, работодатели могут заставить сотрудника работать по 48 часов в неделю. Для сравнения: в России официальная длительность недели составляет 40 часов, в Дании – 37, Израиле – 43, Франции – 35, США – 32-40 часов.

Собственно об этом, а также о сути других претензий можно было узнать из плакатов, которыми вооружились участники акций протестов. Среди надписей часто встречались лозунги: «Нет – трудовому рабству!».

Отдельная норма, подтверждающая эти лозунги – право работодателя выпускать внутренние нормативно-правовые акты при наличии какого-то неурегулированного законодательством вопроса. «Поскольку в документе много расплывчатых формулировок, имея в своем распоряжении юридическую службу, работодатель сможет трактовать нормы Трудового кодекса и диктовать условия работы на производстве по собственному усмотрению», – отмечает Волынец. Документ, скорее всего, проголосуют в целом, а президент подпишет его. Не исключено, что Трудовой кодекс повторит судьбу Налогового – будет принят ради самого факта принятия с тем, чтобы в дальнейшем внести в него серию правок. Похожая ситуация сложилась и в России в 2001-2002 годах. «За первый год после принятия Трудового кодекса РФ (вступил в силу с 1 февраля 2002-го.- «Эксперт») в него было внесено более тысячи поправок», – констатирует заместитель главы ФРУ Алексей Мирошниченко.

450 работодателей

Мирослав Якибчук, председатель Национального форума профсоюзов:

- Этот свод законов написан исключительно в интересах работодателей, большого капитала. Наемные рабочие лишатся какой-либо возможности защитить свои права. В судебном порядке это сделать также будет крайне сложно, поскольку наша судебная система коррумпирована, годами не рассматриваются дела о выплате зарплат, незаконном увольнении.

В 2007-м Трудовой кодекс попал в парламент под авторством регионалов Василия Хары, Александра Стояна и Ярослава Сухого. Однако они лишь технические авторы. На самом деле документ разрабатывался в парламенте, состоящем из 450 работодателей.

Минсоцполитики также на стороне работодателей, поскольку его глава Сергей Тигипко – один из богатейших людей Украины. Хара, будучи главой ФПУ, не защитил ни одного пункта перед работодателями, сдав наемных работников с потрохами.

Работодатели хотят протянуть через Раду ненормированный рабочий день, 48-часовую рабочую неделю, отменить двойной тариф за сверхурочную оплату труда, разрешить видеонаблюдение, урезать функции профсоюзов, которые защищали наемных рабочих.

Проект Трудового кодекса нивелирует все достижения, которые были наработаны за время корректировки действующего КЗоТа, который вполне защищает права наемных работников и работодателей. Его можно было просто дополнить и принять в новой реакции.

Они сами с усами

Григорий Осовый, заместитель главы Федерации профсоюзов Украины:

- Украина – единственная страна на постсоветском пространстве, которая не реформировала трудовое законодательство в соответствии с изменившимися условиями. Разработка кодекса длится много лет, однако работа на двусторонней основе с работодателями, экспертами Международной организации труда, Минсоцполитики, Минюста дала результат: из почти 300 разногласий остались неустраненными считаные единицы, которые не имеют критического значения.

Так, Федерация профсоюзов Украины хотела, чтобы размер минимальной зарплаты определялся, как в странах Евросоюза и был достаточным для обеспечения достойного уровня жизни не только для работника, но и членов его семьи. Кстати, это норма не только Европейской социальной хартии, но и Конвенции МОТ №131, ратифицированной Украиной. За счет такой семейной составляющей минималка увеличилась бы минимум на 25 процентов по сравнению с прожиточным минимумом трудоспособного человека. Работодатели решительно против, поэтому оставили нынешнюю норму.

И не хотят допускать наемных работников к управлению производством. Они заняли жесткую позицию, дескать, «мы сами с усами», которую поясняют тем, что управление предприятием – прерогатива работодателя.

Практика стран с развитой рыночной экономикой говорит как раз об обратном. В свое время в США появились программы ЭСОП, которые позволяют работнику за предоставленные работодателем финансовые бонусы приобретать акции компании, становиться ее собственником. На сегодня эта программа охватывает около 11 тысяч предприятий.

Проект Трудового кодекса нужно принимать сейчас, но с датой введения в действие через полгода, а после вносить в него правки. Иначе после парламентских выборов этот вариант документа отложат в долгий ящик. Непонятно, каким окажется следующий состав Верховной Рады, кто и какой текст законопроекта нам предложит. Ясно одно: бизнес будет стремиться к максимальной либерализации трудовых отношений и свободе действий.

КОММЕНТАРИЙ

Сергей Семёнов

Трудовой кодекс – зеркало рынка труда

В годы горбачевской перестройки коллектив предприятия с полутора тысячами сотрудников, вопреки моему желанию, выбрал меня председателем профсоюзного комитета – со своим кабинетом, секретаршей и правом подписи, без которой часть приказов генерального директора была недействительной. Официальную кандидатуру, предложенную профсоюзному собранию, при голосовании «прокатили», а дальше начался митинг, где кому-то пришло в голову предложить меня – «молодого и независимого». Я дважды выходил на трибуну, отказывался, но в итоге согласился. И напрасно. Напрасно потому, что ни о какой настоящей профсоюзной работе речь тогда не шла. В ту пору от председателя профкома ждали только курортных путевок со скидкой, материальной помощи (кстати, весьма солидной), а также организации экскурсий и праздничных мероприятий.

Исключением, где авторитет профкома был весом и непререкаем, оставалось только то, что было связано с Кодексом законов о труде (КЗоТом), и прежде всего увольнения по инициативе дирекции или, как бы сейчас сказали, работодателя. И когда профком не давал согласия на то или иное кадровое решение руководства, с нами даже не пытались спорить. По одной простой причине – за нами стоял КЗоТ, то есть закон. И даже если бы мы, профсоюз, согласились его нарушить, уволенный сотрудник был бы восстановлен на работе по решению суда. А любое наше возражение, не подкрепленное КЗоТом, руководство предприятия всерьез бы не восприняло.

Думаю, что ситуация вряд ли изменилась и сейчас. Вот поэтому так важен правильный Трудовой кодекс. Но при этом нужно понимать, что оставшийся нам в наследство КЗоТ советских времен был не идеален.

Ну, например, вы можете себе представить, чтобы в вашей фирме работал и получал полную зарплату человек, отвратительно исполняющий свои профессиональные обязанности и которого не могут терпеть коллеги, поскольку им приходится работать за него? А в СССР это было обычным явлением, поскольку КЗоТ не давал возможности его уволить. Более того, как правило, такие сотрудники «переживали» на своем рабочем месте нескольких начальников, не говоря уже о коллегах.

Происходило это потому, что советский КЗоТ отражал реальную ситуацию на рынке труда, когда номинальным работодателем было некоторое предприятие, а реальным – социалистическое государство, гарантировавшее всем своим гражданам всеобщую занятость. То есть начальник мог делать с лентяем и неумехой многое, в частности орать на него, давать неудобные поручения и так далее, но не мог главного – уволить его или платить меньше, чем его работящим коллегам. Потому что во всех этих случаях нерадивого работника защищал КЗоТ.

Отражает ли такого рода беспомощность работодателя реальную ситуацию на рынке труда сегодня? Нет, не отражает. Сейчас во всём мире правила игры на рынке труда одинаковы. Хочешь постоянную работу и поначалу небольшую, но гарантированную зарплату? Тогда иди в государственные структуры. Хочешь более-менее приличную зарплату и возможность получать, при условии достижения хороших результатов, крупные бонусы? Тогда нанимайся в частное предприятие, но при этом будь готов к рискам.

Возьмите, к примеру, малое предпринимательство, где работодатель рискует гораздо больше, чем наемный работник. Должен ли закон дать владельцу предприятия бОльшие, чем раньше, возможности в плане кадровых решений? Конечно, должен. И если государство навяжет ему такие же правила игры, как во времена СССР, он решит эту проблему просто – работать на него будут без трудовых контрактов и записей в трудовой книжке. И, будьте уверены, желающие найдутся.

Тут вся проблема в том, что надо понимать – новый Трудовой кодекс заработает только тогда, когда он будет соответствовать сегодняшним реалиям. А если наполнить его прежде всего благими пожеланиями «в пользу трудящихся», реального веса в нем будет не больше, чем, к примеру, в «сталинской» Конституции СССР, которая, как известно, декларировала полную свободу слова и собраний. Принята она была в 1936-м, незадолго до начала массовых репрессий…


Источник