"Свой" для бизнеса и "чужой" для власти

Эксперты «Дня» скептически оценили появление в России бизнес-омбудсмена и его первые инициативы

На минувшей неделе в России появился бизнес-омбудсмен. В Кремле, убеждены украинские политологи, таким образом продолжают попытку «расчленять» протестный процесс. Как заметил «Дню» эксперт института Политического образования Александр Солонтай, создание должности омбудсмена по вопросам защиты прав предпринимателей не что иное, как имитация диалога. «Логика проста. Часть людей можно «отпугнуть» от сопротивления репрессиями во время мирных протестов, поэтому принимаются более жесткие правила проведения мирных собраний. А часть, не довольную предпринимательскими делами, – нужно заманивать «пряниками». Для них – бизнес-омбудсмен», – рассуждает эксперт. Запроса же на самом деле в бизнес-кругах РФ на такую должность нет, убежден он. Однако цель этих действий, замечает Солонтай, вовсе не удовлетворение запроса на защиту, а демонстрация работы.

Тем не менее, новоявленный федеральный омбудсмен по вопросам защиты прав предпринимателей глава «Деловой России» и председатель совета директоров «Абрау-Дюрсо» Борис Титов уже начал активную деятельность. И первое, что он сделал, – предложил массовую «экономическую» амнистию. Титов предлагает освободить всех бизнесменов, осужденных в 2009-11 годах по статьям 159 (мошенничество), 160 (присвоение или растрата), 165 (нанесение имущественного ущерба), 169-199.2 Уголовного кодекса. В целом, если к идее бизнес-омбудсмена прислушиваются (а очевидно, что прислушиваются, потому что он – человек Кремля), то на свободу выйдут около 13,6 тысяч осужденных. Именно столько, в соответствии с данными ФСИН, «нерадивых» предпринимателей, осужденных по вышеупомянутым статьям, по состоянию на 31 декабря 2011 года находились в местах лишения свободы.

«Дело хорошее. Популярное», – пишет в своем блоге на веб-портале Эхо Москвы российский журналист Олег Лурье. – Несмотря на то, что среди «бизнес»-заключенных, осужденных по упомянутым статьям, есть и авторы мошеннических финансовых пирамид, от которых пострадали тысячи людей, аферисты, которые обманули сотни пожилых людей, банкиры, которые «отмыли» миллиарды «грязных» денег (статья 174.1 УК также включена Титовым в список тех, кто амнистируется)». Однако, как убежден журналист, с этим можно смириться уже ради свободы других – бизнесменов, осужденных по «рекомендованным» делам и командам «сверху». Так что, несмотря на все «но», идея будто бы хорошая. Однако маловероятная. Если власть и пойдет на показательный реверанс, то нарушит Конституцию Российской Федерации, а конкретно статью 19, в которой говорится о равенстве всех граждан перед законом и судом. И никакой бизнес-омбудсмен не поможет.

Нашу власть часто упрекают в том, что она «передирает» российские идеи. Однако в вопросе бизнес-омбудсмена мы значительно опередили соседей. Как подчеркнула «Дню» экс-глава Госкомпредпринимательства Александра Кужель, бизнес-арбитр в Украине уже был. Украина создала этот орган на 20 лет раньше России. Но правительство решило, что Госкомпредпринимательство не эффективно, поэтому ликвидировал его. И лишь полгода назад зашла речь о возобновлении.

Во многих странах мира, по словам Кужель, должность омбудсмена по правам предпринимателей существует. Но главное ее отличие от действующей в Украине системы заключается в том, что эта должность выборная и выбирают защитника бизнеса сами бизнесмены, а не парламент или правительство. Этот омбудcмен должен быть «своим» среди бизнеса и «чужим» – среди власти. Только так, убеждена Кужель, бизнес действительно может отстоять свои права. «Это не защитник, а адвокат между государством и бизнесом, который помогает определить паритет», – подчеркивает Кужель.

Интересно, что идея «экономической» амнистии для нас тоже уже пройдена. Правда, у нас ее обозвали по-другому – декриминализация экономических преступлений. Закон «О гуманизации ответственности за правонарушения в хозяйственной и служебной деятельности», принятый в конце прошлого года, как раз освободил ряд украинских «нерадивых» бизнесменов, находившихся в СИЗО, заменив им меру наказания (лишение свободы) штрафом. Правда, как сказал «Дню» адвокат, старший партнер адвокатской компании «Кравець, Новак і партнери» Ростислав Кравец, быстрых и очевидных изменений в вопросе уменьшения экономических преступлений эти нормы не принесли. «С одной стороны хорошо, что людей не держат под стражей, а сами нарушители компенсируют государству нанесенные убытки. С другой стороны, такое упрощение в будущем может привести к кражам на большие суммы, чтобы было чем заплатить штрафы в случае задержания и наказания», – прогнозирует эксперт. Существенно же, по его мнению, на работе бизнеса появление этих статей не отразилось. Ведь если у бизнесмена нет денег на уплату штрафа, то он все равно отбывает наказание в тюрьме. «Это своевременная оптимизация уголовного законодательства, но ожидать существенного уменьшения экономических преступлений не стоит», – говорит «Дню» Кравец. Поэтому, так сказать, из собственного опыта, украинские специалисты уже могут советовать российским, а в частности новоиспеченному бизнес-омбудсмену, что экономическая амнистия это, конечно, политически привлекательный шаг, однако для страны малоэффективный.

К ТЕМЕ

О создании должности защитника бизнеса говорят и в Украине. Необходимость защиты своих прав почувствовали не кто-нибудь, а… олигархи. Новоиспеченный украинец, а в прошлом известный российский олигарх, который несколько недель назад сменил российское гражданство на украинское, бизнес-партнер украинского долларового миллиардера Рината Ахметова, глава наблюдательного совета компаний «Cмарт-Холдинг» Вадим Новинский предложил Виктору Януковичу создать институт уполномоченного по правам предпринимателей, который будет защищать интересы бизнесменов в Украине. С такой инициативой бизнесмен выступил на заседании Совета отечественных и зарубежных инвесторов при Президенте Украины, которое состоялось в начале этого месяца. Что ж, олигархи в Украине хотят и для себя арбитра. Интересно, какой у них главный аргумент: усиление давления даже на большие бизнес-группы, желание завести «своего» посредника для решения проблемных вопросов или что-то другое?


Источник