"Закон для идиотов"

Именно так охарактеризовал Сергей Терехин (несправедливо забытая звезда современного налогового нормотворчества) поданный Кабмином в парламент законопроект №10558 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины касательно налогообложения богатства и предметов роскоши». Его резкий комментарий лишь немногим выделился из стройного ряда оценок отечественных экспертов, в общей массе негативно принявших законопроект, призванный стать одним из самых ярких посылов предвыборной кампании Партии регионов, направленных к жаждущему моральной сатисфакции украинскому люмпену.

Как не более чем удачный предвыборный пиар-ход документ характеризуют не только эксперты, но и, судя по тексту законопроекта, сами авторы. Об этом свидетельствуют как идеи, заложенные в документе, так и качество его подготовки.

Симбиоз несовместимого

Разрабатывая документ, авторы думали о чем угодно, только не о создании рабочей модели налога на богатство, примеров которой достаточно как в развитых странах, так и в отечественном законодательстве. Прототипом законопроекта №10558 стал представленный миру полугодом ранее законопроект авторства команды рачителя всех украинских пенсионеров Сергея Тигипко, вызвавший тогда снисходительную улыбку у экспертов, сколько-нибудь приближенных к тематике налогообложения. На протяжении последнего полугодия законопроект, очевидно, побывал в руках специалистов, которые существенно доработали, мягко говоря, далекие от реальности инициативы Сергея Леонидовича. Однако, подобно Фениксу, возродившемуся из пепла, основные, но от этого не самые удачные мысли «сильного» в прошлом украинца нашли свое отображение в законопроекте №10558, внесенном правительством в Верховную Раду.

Так, авторам законопроекта не удалось уйти от, без всякого преувеличения, парадоксальной в своей гениальности идеи С. Тигипко о совмещении в одном налоге двух разных видов, ранее считавшихся несовместимыми, – прямого (реального) налога на имущество (с недвижимости, транспортных средств) и косвенного (налог с продаж). Такой симбиоз обуславливает целый ряд вопросов, на которые мы не находим ответов.

Так, объектом налогообложения согласно п. 265.2.1 проекта фактически являются операции по продаже драгоценных металлов и камней, часов, мобильных телефонов стоимостью более 50 размеров минимальной зарплаты (МЗ), оружия стоимостью свыше 20 МЗ, меховых изделий стоимостью свыше 40 МЗ, а также предметов искусства, коллекционирования, антиквариата стоимостью свыше 50 МЗ. Плательщиками налога являются физические лица – покупатели товара, но перечисляет налог в бюджет за них субъект хозяйствования-продавец (п. 265.6.5 проекта).

Одни платят, другие нет

Вопрос: если плательщиком налога является физическое лицо, то как оно платит налог, приобретая товар у лица, не являющегося субъектом хозяйственной деятельности? Если не платит вообще, то какой же это плательщик? Если налог платит только субъект хозяйствования, то имеет место как раз ситуация, когда фактический и юридический плательщики налога не совпадают, т.е. речь идет о косвенном налогообложении.

«Какая разница, – возразят оппоненты, – ведь мы добиваемся искомой цели – налогообложения предметов роскоши!» Не совсем так. Ведь именно системная ошибка при определении природы предлагаемого платежа влечет за собой бесконечный ряд вопросов. К примеру, если плательщиком налога являются физические лица, к ним относятся и физические лица-субъекты хозяйствования, грубо говоря – ЧП. Таким образом, приобретая товар для последующей перепродажи, ЧП должен заплатить с него налог на роскошь. При этом с последующей перепродажи товара потребителю ЧП должен снова удержать налог. Таким образом, товар облагается налогом несколько раз…

Еще вопрос – почему все-таки плательщиками налога по всем объектам, кроме недвижимости, являются только физические лица? Т.е. законодатель стимулирует плательщиков оставлять право собственности на имущество юридическим лицам? И почему, получая предмет роскоши в дар, я не плачу налог, а покупая плачу? Не об этом ли всем говорил С. Терехин, характеризуя законопроект?

В ходе работы над документом не смогли устранить и противоречия между статусом налогового агента и той ролью (функцией), которую предусматривает для налогового агента проект. Так, согласно ст. 18 НК налоговым агентом является лицо, на которое возлагается обязанность удержания налога с доходов, начисляемых плательщику, с перечислением налога в бюджет от имени и за счет плательщика. Иными словами по логике законопроекта продавец товара – налоговый агент перед тем, как перечислить налог в бюджет, должен сначала его отобрать у покупателя. Но эта конструкция совсем не отвечает содержанию правового института налогового агента, ведь продавец не платит ничего покупателю, а только получает от него деньги. Таким образом, конструкция характерная для непрямого налогообложения, предполагающего включение налога в цену товара на стадии его реализации, т.е. того же НДС, в нашем случае абсолютно неприменима!

Налог с налога

Осталась без изменений и милая сердцу украинского фискала новелла, предусматривающая взимание налога с налога. Так, согласно п. 265.4 налог на роскошь начисляется на НДС, уплачиваемый при ввозе товаров на таможенную территорию Украины. Также полностью воспринята правительством и странная норма тигипковского законопроекта, регулирующая взимание налога при ввозе на таможенную территорию Украины предметов роскоши независимо от того, что такой предмет роскоши мог быть до этого вывезен с территории Украины.

Интересно, что авторы законопроекта, полностью игнорируя обоснованную критику, оставили среди объектов налогообложения предметы коллекционирования (подпункт и) п. 265.2.1). Учитывая, что коллекционировать можно буквально все нескоропортящиеся предметы, а понятие предметов коллекционирования ни в законопроекте, ни в Налоговом кодексе не определяется, то облагать налогом можно любую вещь стоимостью от 50 минимальных зарплат. Но еще интереснее другое – как идеологи налога на роскошь собираются определить цель, с которой приобретается предмет, – осматривать коллекцию, проводить расследование, заполнять специальную анкету?

Квадратный метр вместо стоимости

Как и при анализе законодательной инициативы полугодовой давности, при изучении разработки №10558 возникает вопрос: почему объектом налогообложения выступает только жилое имущество? Т.е. граждане, проживающие в помещениях, которые являются нежилыми, уже не роскошные граждане?

Если характеризовать нормы законопроекта, касающиеся налогообложения недвижимости в целом, то здесь правительство ухитрилось повторить основные ошибки, допущенные в действующей редакции ст. 265 НК, которые в совокупности с ошибками законопроекта г-на Тигипко явили миру законодательного уродца милого глазу истинного ценителя Гойи.

Крошка Цахес авторства украинского Кабмина, идя по старой украинской традиции своим путем, игнорирует позитивный опыт всех без исключения развитых стран, где базой налогообложения является обычная, рыночная, налоговая, регистрационная или любая другая, но все-таки экономическая стоимость недвижимости, заменяя ее квадратным метром – единицей абсолютно не адекватной экономической сути налога. Ведь квадратный метр в разных регионах страны и даже в одном городе может представлять собой разную экономическую ценность и следовательно должен порождать разные налоговые обязательства.

Так, в Великобритании налог на недвижимость начисляется в фиксированной сумме по отношению к базовой ставке налогообложения, составляющей 1354 фунта в год. Недвижимость распределяется на девять категорий в зависимости от налоговой оценки объектов, которая пересматривается каждые пять лет.

В Дании недвижимость стоимостью до 3,04 млн. датских крон облагается по ставке 1% от ее стоимости, а свыше – 3%. В Германии налог установлен в объеме от 0,35% до 2,31% от стоимости имущества. Даже в Китае ставка составляет 1,2% от стоимости объекта или 12% от оценочной годовой арендной платы, начисляемой на объект.

«Простота хуже воровства»

Почему законодатель с упорством бульдозера игнорирует не только мировую практику, но собственный опыт в части налогообложения земли? Наверное, такое упорство можно объяснить чем угодно, кроме простоты администрирования, на что намекают разработчики документа.

Ведь о простоте администрирования, альфе и омеге качественного и эффективного налога, применительно к проекту №10558 говорить не приходится вообще. Как проконтролировать уплату налога субъектами хозяйствования – реализаторами так называемых предметов роскоши? Как можно проконтролировать движение товаров, зачастую даже не индивидуализированных? Ведь это не только транспорт и недвижимость, подлежащие обязательной регистрации! Ну и, конечно же, обойти налог не составит труда для роскошных украинцев через механизм юридических лиц, которых Кабинет министров не видит в составе плательщиков.

Да, кстати, а как соотносятся п. 265.3.2 и пп. а)-в) п. 265.2.1? В первом сказано, что при наличии у плательщика нескольких объектов налогообложения налог исчисляется отдельно по каждому. А во втором предусмотрено, что объектом налогообложения может быть не только объект (подпункт а), но и совокупность объектов (подпункт в). Как определить налог в таком случае?

Мы умышленно оставили за скобками данного материала рассуждения об эффективности налога на роскошь и его целесообразности как такового. Мнениями за и против концепции налога на роскошь переполнены отечественные интернет-сайты. На самом деле, дискуссия о вреде или пользе налога на роскошь от лукавого. История знает почти равное количество примеров эффективного и не эффективного налогообложения роскоши или накопленного капитала.

Действительно, многие страны Европы (Испания, Швеция и др.) в последнее время отказались от налогообложения богатства, привлекая таким образом иностранный капитал. Однако это совсем не означает, что налог не применим к украинским реалиям. Применим абсолютно! Но при одном условии. Если люди, работающие над налогом, будут ставить целью не продуцирование эффективного пиара, предвыборного лозунга и т.д., а разработку механизма налога от начала и до конца, используя зарубежный и удачный отечественный опыт, не конструируя новые нежизнеспособные конструкции, а дорабатывая старые, уже существующие. Если инициаторы введения налога не будут бояться наступить на чьи-то очень чувствительные мозоли, при этом слегка повредив дорогой педикюр. Не будут обходить острые углы, ограничивая объект налогообложения. Если авторы законопроекта не будут со стойкостью, достойной спартанцев, закрывать глаза на шквальную критику своих, мягко говоря, недалеких, хоть и очень экзотических инициатив… Не кажется ли вам, читатель, что слишком много «если» для одного не очень большого законопроекта…


Источник