Вечный запрос

Не дожидаясь принятия нового закона о высшем образовании, частный бизнес решил устроить небольшую встряску отечественным вузам, вынудив их модернизировать подготовку студентов. Эксперимент проведут уже нынешней осенью. А в качестве «подопытных» выбрали энергетиков, металлургов и журналистов.

Менеджеру проектов и партнерских связей Британского совета в Украине Елене Горшеневой часто приходиться выслушивать сетования представителей бизнеса на то, какие «спецы» выходят из стен украинских вузов и чего на самом деле стоит отечественный диплом бакалавра или магистра. Мол, учат их не так и не тому, в итоге вынуждая работодателя тратить время и деньги даже не на переучивание, а на обучение «с нуля».

Когда же Горшенева задает логичный вопрос: «А что вы сделали для того, чтобы изменить ситуацию?», в воздухе повисает пауза. «Как-то на конференции в Киево-Могилянской академии руководитель одного из международных банков, работающих в Украине, рассказывал, как он недоволен квалификацией приходящих к нему на работу выпускников. Я у него спросила: «А у вас есть механизм передачи своего запроса системе высшего образования?» Он не понял, о чем речь, – пришлось повторить. Он тогда посмотрел на ректора Могилянки и сказал: «Ну… разве что я с ним поговорю», – рассказывает эксперт.

Тяжелый старт

Сентябрь 2012-го может стать поворотным пунктом в реформе высшего образования.

В этот период в 21 вузе страны стартует эксперимент, результатом которого должен стать выпуск специалистов, чей профессиональный уровень максимально удовлетворит требования работодателей. Чтобы достичь этого, частный бизнес решил сделать то, чего не делал ранее. Посягнув на «святое» – программу подготовки будущих специалистов, – фактически вынудить учебные заведения скорректировать ее с учетом требований к профессии, предъявляемых работодателями.

Для этого был инициирован пересмотр профессиональных и, как следствие, образовательных стандартов по восьми специальностям. Завершить его планируют к 20 июня. А всего через месяц на основе этих стандартов должны появиться экспериментальные учебные планы, с тем чтобы студенты-первокурсники уже нынешней осенью начали учиться «по-новому».

Если начинание окажется успешным (а понять это можно будет только после того, как выпустят студентов, отучившихся по новой программе), по такому же шаблону в перспективе перестроят всю систему высшего образования страны. Впрочем, сделать это будет нелегко, несмотря на публичную поддержку начинаний со стороны всех участников процесса.

Деньги… потом

То, что должен знать и уметь специалист того или иного уровня в той или иной сфере деятельности, прописано в Справочнике квалификационных характеристик профессий. 90 выпусков этого справочника вводились в действие в период с 1998 по 2008 год. Несмотря на сотни поправок, эти документы уже безнадежно устарели. Построенные вузами на их основе образовательно-квалификационные характеристики и учебные программы, соответственно, тоже больше подходят временам «развитого социализма».

В середине 2000-х такое положение вещей для многих крупных предприятий превратилось в непреодолимую проблему: квалифицированного персонала катастрофически не хватало. Тогда-то они и попытались наладить сотрудничество с вузами, чтобы те готовили для них специалистов, но не по устаревшим стандартам, а в соответствии с нуждами отдельно взятого работодателя. Правда, взаимность находили редко: вузы в обмен требовали денег.

А бизнес, со своей стороны, платить не хотел, максимум ограничиваясь предложениями об улучшении материально-технической базы в виде покупки новой компьютерной техники или оборудования для лабораторий. В итоге подобные проекты оказывались единичными. Набив шишки, частные компании решили пойти другим путем – пролоббировав (пока в виде эксперимента) пересмотр квалификационных требований и, как следствие, стандартов. Но высока вероятность, что и это начинание будет саботироваться.

«Во-первых, обнаружится, что многие вещи, которым учат сегодня высшие учебные заведения, не принадлежат к числу тех, которым надо учить. А это означает, что целый ряд людей, которые учат этим вещам, становятся ненужными, – поясняет Тарас Фиников, президент Международного фонда исследований образовательной политики, экс-замминистра образования. – Во-вторых, учат на технологических процессах, которые давно уже не существуют на производствах. А другой технологической базы у вузов просто нет. И, в-третьих, никто не намерен как-то поощрять людей, участвующих в подобном проекте. То есть работать в два, а то и в три раза больше преподаватель будет за свою обычную зарплату. Поэтому люди и пытаются всячески от этого уйти».

Пресс и тормоз

Разработка проф- и образовательных стандартов – довольно сложный и растянутый во времени процесс. Обновляться стандарты должны каждые три-пять лет. Проще говоря, то, что будет подготовлено в году текущем, уже в 2015-2017 утратит свою актуальность. Кто будет вести эту работу, пока не понятно. За рубежом, в отличие от Украины, это делают организации работодателей, сформированные по отраслевому признаку.

В Минобразования считают, что со своей стороны сделали шаг навстречу, введя в конце 2011 года Национальную рамку квалификаций. Очередь – именно за бизнесом, подчеркивает министр образования и науки Дмитрий Табачник: «Есть рамка квалификаций с ее уровнями. Отраслевой совет дает характеристику профессии.

На каждый уровень рамки для каждой профессии выписывается согласованный с работодателями набор знаний, который должна дать образовательная система. Работодатель уже видит, что специалистов такого-то уровня готовит колледж, такого-то – университет, это бакалавр или магистр. И учебное заведение видит, что оно, например, может готовить химика-аналитика или инженера по нанотехнологиям: есть база, есть профессура, нужна соответствующая аккредитация».

Но, приняв Национальную рамку квалификации, Минобразования не дало вузам стимулов меняться. Основой финансирования учебных заведений по-прежнему остается госзаказ, и пока нет намеков на то, что его получение будет напрямую зависеть от того, насколько подготовка студентов учитывает требования рынка труда.

«Сегодня уровень образования вуза оценивается не путем проверки знаний выпускаемых им студентов, а оценкой уровня преподавателя, фактически его конспекта лекций. И руководству многих вузов не хочется эту ситуацию менять, так как она сделает независимыми тех преподавателей, на чьи лекции ломятся студенты.

А студент все равно никуда не денется, в современной украинской системе образования он не может самостоятельно формировать свой индивидуальный учебный курс, чтобы потом предъявить себя рынку труда как уникального работника. Да и некоторые преподаватели осознают, что качественная реформа системы образования может лишить их работы», – констатирует Александр Власенко, руководитель проектов по направлению «Образование» благотворительного фонда «Развитие Украины».

Общеизвестно, что бизнес ввязывается в борьбу только тогда, когда понимает реальную выгоду и осознает, что может влиять на конечный результат. В данном случае это качество образования. И вот этой возможности сегодня как раз и нет. «Мы можем только разработать проф­стандарты и предложить материал для программ обучения в вузах – к сожалению, мы не можем влиять на то, что сделают с ними в Минобразования и в вузах», – признает Евгений Бондаренко, заместитель директора по управлению персоналом компании ДТЭК, одного из инициаторов изменений в сфере высшего и профтехобразования.

МОН решение этой задачи видит в создании независимых агентств по обеспечению качества высшего образования. Такое новшество содержит новый проект Закона «О высшем образовании», который, как известно «ВД» на момент сдачи номера в печать, должен быть вынесен на ближайшее заседание Кабинета министров.


Источник