Полетаем!

Бесшумной змеей вползает в нашу жизнь 2013-й. За снежными заносами и не разглядишь, с кем придется иметь дело – с безобидным ужиком или хищной гадюкой. С Новым гадом! Впрочем, нам ли бояться тварей зловредных: пережили дракона, предвестника потешного конца света, – переживем и гада ползучего из чертовой дюжины. Мы, по традиции, начинаем каждый год с ритуального свидания с зеленым змием, и потому свою порцию сыворотки получим еще до первых укусов.

Змея испокон веков считалась своеобразным символом вселенского разума, обращаемого как во вред, так и во благо. В одних древних верованиях ей поклонялись как покровительнице исцеления, познания и просветления, в других – воспринимали как олицетворение порока, коварства и низости. В христианстве змея – не только ползучий носитель дьявольщины, но и знак мудрости Божьей. Начертанного на стенах древнеегипетских гробниц легендарного змея Уробороса, с аппетитом пожирающего собственный хвост, ученые считают едва ли не самой яркой иллюстрацией круговорота жизни – бренности и вечности, созидания и разрушения, увядания и воссоздания, вырождения и перерождения. Воистину, яд змеиный и умерщвляет, и врачует.

Очевидно, что в наступающем году удача будет сопутствовать мудрым, умеющим и уползти, и укусить. Бесстрастная статистика утверждает, что охотники на змей вымирают как класс. Но отчего-то кажется, что в нашей стране это ремесло все же будет востребовано. Слишком уж много ядовитых чешуйчатых разного цвета развелось в серпентарии единомышленников, именуемом отечественной политикой. Слишком много очевидных доказательств тому, что даже лучшая из змей – все-таки змея. Что змея мягка снаружи, да ядовита внутри. Что змеи собственным ядом не травятся. Что не только все люди – братья, но и все змеи – сестры. И что всякая змея меняет шкуру, но не меняет натуру. Удавы плодятся как кролики. Питоны – по полтонны. И у каждой кобры такое жало – попугаев не хватит, чтобы измерить.

Змеиного в нашей политике и экономике больше, чем кажется. И дело не только в снобистской тяге наших королевских, президентских, министерских, депутатских и прочих кобр к одежде, обуви и аксессуарам из шкурок убиенных коллег-хищников. Даже игривая змейка на гербе нашего Минздрава смотрится глубоко органично. Вот только заглядывать она должна, наверное, не в чашу, а в банковскую ячейку – сколько там накапало (понятное дело, не яду) после очередной закупки препаратов?

Древние китайцы говорили: загони змею в бамбуковую трубку, она и там извиваться станет. Да только в старой газовой трубе долго не поизвиваешься. А отдай трубу – будешь, как змея без жала.

Наша власть окончательно приобрела законченный вид Змея-Горыныча с тремя головами и одним желудком. И все бы ничего, кабы змеюшка не страдал булимией. Не укусит, так «понадкусює». Известная шутка – «В логове змеи скромненько, но с укусом» – не о нас. «Межигорье» змеиной норкой не назовешь, там тучные стада анаконд штабелями уложить можно. А Добрыни, который когда-то избавил стольный град Киев от алчного Горыныча, пока на горизонте не видать.

Надеяться на свежеизбранный парламент – увольте. Это только в ходе избирательной кампании политики обряжаются в шкуру змей-искусителей. После оной большинство из них пополняют отряд змей – откусителей от бюджета. Пока, там, в террариуме, под стеклянным куполом, – гремучая смесь кролика с УДАРом… Пардон, кролика с удавом. Когда прожорливые поглотят пушистых, Рада рискует превратиться в такое же кубло, как и прежде.

Взывать к змеям не стоит – они глухи от природы. Ждать от них поступков бессмысленно – у змей для этого слишком гибкий позвоночник. Требовать от них умерить аппетиты – глупо. Сетчатый питон способен проглотить животное размером с овцу, и до тех пор, пока мы будем овцами, нас будут глотать, не разжевывая и не раздумывая.

А, значит, каждому из нас стоит поразмыслить: не пора ли переквалифицироваться в змееборцев, змееловов или, на худой конец, в заклинателей змей. Если мы не хотим по-прежнему продвигаться к демократии ползком. Ловить наших змей чужими руками не получится. «Если змея меня не жалит, пусть живет хоть тысячу лет» – пословица сколь ментальная, столь и вредная.

Да, на каждого беспечного вещего Олега есть своя гробовая змея, но и на каждого огнедышащего змия должен сыскаться свой беспощадный Георгий-Победоносец.

Любую змеюку куда безопаснее разглядывать с высоты птичьего полета: рожденный ползать летать не может, стало быть, и не укусит. Может, стоит отрастить крылья? Или хотя бы совершить попытку отрыва от кишащей гадами земли. Надоело пресмыкаться. Полетаем?


Источник