Стратегический сумбур

Проект Госпрограммы активизации развития экономики на 2013-2014 гг., опубликованный в конце января Минэкономразвития, можно было бы назвать декларацией растущего пессимизма. Подтверждение тому – дальнейшая трансформация основных направлений бюджетной политики, утвержденных Верховной Радой в мае прошлого года в ходе подготовки к предвыборной кампании.

Как известно, авторы этого документа заложили на 2013 год рост ВВП в 4,5%. В утвержденном в декабре Госбюджете этот показатель трансформировался уже в 3,4%. А через полтора месяца вияснилось: чтобы обеспечить в 2013-2014 гг. рост ВВП на 2,5-3,4%, необходима активизация экономики. Хотя скептики говорят, что в нынешнем году рост ВВП не дотянет и до 1%.

Впрочем, глава Минэкономразвития Игорь Прасолов назвал программу активизации – «не политической декларацией, а программным документом с практической направленностью», разработанным правительством совместно с бизнес-кругами и ведущими отечественными учеными, которая переакцентирует политику модернизации экономики на более решительные структурные изменения.

Реализовать ее планируют комплексно сразу по 6 направлениям: повышение конкурентоспособности, улучшение инвестиционных условий, поддержка национального товаропроизводителя и замещение импорта, развитие высокотехнологичных перспективных секторов экономики, структурные реформы в стратегических секторах и международное сотрудничество и развитие экспортного потенциала.

Практически в каждом из них в правительстве уже обозначили определенные намерения. Однако многие из них пока воспринимаются неоднозначно. Так, решение одной из ключевых проблем, мешающих развитию конкурентоспособности, – непрозрачное формирование системы тарифов на природные монополии – автоматически влечет за собой повышение коммунальных тарифов для населения. При этом жесткая финансовая политика и упорядочение государственных трат, тоже влияющих на конкурентоспособность, пока что, в понимании чиновников, выливаются в рост задолженностей по социальным выплатам и гораздо реже – в прозрачность тендерных процедур.

Событие №1 в сфере улучшения инвестиционных условий – создание государственного банка развития с бюджетом в 10 млрд. грн., который должен заниматься рефинансированием коммерческих банков и участвовать в реализации долгосрочных проектов в высокотехнологичных и стратегических отраслях экономики, таких как судостроение, авиастроение, ракетно-космическая техника, энергетика и ЖКХ. Однако соответствующий закон Верховной Радой еще не принят, и условия рефинансирования – неизвестны.

Но то, что банк развития будет завязан на коммерческие банки, а не на заявителей проектов, однозначно скажется на их отборе. Велика доля вероятности, что финансироваться будут самые понятные чиновникам или распиаренные. И хорошо, если Кабмин озаботится модернизацией авиастроительных мощностей на киевском «Авианте» или созданием новых образцов бронетанковой техники на Харьковском заводе им. Малышева под уже подписанные контракты. А если деньги распылят на металлопластиковые окна или непонятного происхождения водоочистительные установки?

А пока что инвестиционные условия в стране – далеко не лучшие. И даже предмет особой гордости чиновников – позитивные изменения в рейтинге Мирового банка и Международной финансовой корпорации – «Ведение бизнеса-2013″, где Украина поднялась на 15 позиций до 137-го места, можно понимать двояко. Например, достигнув наибольшего прогресса в области открытия бизнеса за счет снижения минимальных требований к размеру уставного капитала и отмены требований о предоставлении нотариально заверенных документов для регистрации предприятий, одновременно понизился показатель защиты инвестора. Таким образом, начинающим предпринимателям дают понять: открывайте дело, но сохранность вашего имущества мы не гарантируем.

Поддержать национального товаропроизводителя и замещать импорт авторы программы активации экономики собираются в горно-металлургическом комплексе, химическом и нефтехимическом производстве, легкой промышленности и агропромышленном секторе. Однако из них наиболее четко прописаны параметры «активизации» в ГМК и металлоемких областях машиностроения, а также в энергетике. Именно в этих отраслях особенно сильны депутаты от Партии регионов.

Поэтому, несмотря на спад на мировом металлургическом рынке, производство стали в Украине в 2013 г. увеличится на 4%, а экспорт электроэнергии – на 8%. В обеих этих областях первую скрипку играют «Метинвест Холдинг» и корпорация ДТЭК Рината Ахметова, у которого нынешний министр экономики долгое время был одним из ведущих менеджеров. Чтобы произвести эту электроэнергию, доля отечественного угля в энергобалансе должна возрасти на 8,7%. И это определенно порадует донецких и луганских угольных баронов.

Железнодорожный подвижной состав в 2013 г. обновится 12,8 тыс. грузовых и 500 пассажирских вагонов. Предположительно, больше других от этого выиграют владелец «Азовмаша» – депутат от ПР Юрий Иванющенко и его коллега по фракции Сергей Тигипко (Кременчугский сталеплавильный завод и «Днепровагонмаш»). Кроме того, в 2013-2014 гг. государство закупит 7 тыс. автобусов (вероятно, у холдинга «Богдан» Петра Порошенко и «Львовского автозавода», принадлежащего российскому бизнесмену Игорю Чуркину), а производство легковых автомобилей в 2014-м будет доведено до 121 тыс. не в последнюю очередь за счет усилий еще одного депутата-»регионала», владельца АвтоЗАЗ Тариэла Васадзе.

А вот рецептов для легкой промышленности, где доля отечественной продукции на внутреннем рынке за годы независимости ужалась до 20%, правительственные экономисты пока не нашли. Возможно, потому, что еще прошлой осенью в Минэкономразвитии заявили о начале переговоров в рамках ВТО по пересмотру ставок по 371 тарифной позиции.

Власти хотят повысить ввозные пошлины на мясную продукцию и товары растениеводства (овощи, фрукты, цветы), продукцию транспортного и сельхозмашиностроения, отдельные группы товаров бытовой техники и секонд-хенд. А пока дешевая одежда из Европы не дает развиваться украинскому легпрому. Из химической продукции хотят повысить пошлины на изделия, содержащие соду. Но переговоры ведутся с каждой заинтересованной страной и должны содержать адекватные уступки. А потому продлятся довольно долго. Самовольное же повышение тарифов может повлечь за собой встречные санкции на ввоз украинских товаров.

Как уже было сказано, к высокотехнологичным перспективным секторам программа относит машиностроение, в том числе авиастроение и ракетно-космическую промышленность, а также оборонно-промышленный комплекс. В этих областях в ближайшие годы планируют завершить испытание военно-транспортного самолета Ан-70, ракетного комплекса «Циклон-4″ и первого спутника связи. Хотя непонятно, почему эти проекты отнесены в раздел «ожидаемые результаты правительственной стратегии»? Ведь начаты они были не один год, а то и не одно десятилетие назад.

Зато недвусмысленно указано, почему очередным «локомотивом» экономики хотят сделать фармацевтическую промышленность. В настоящее время доля отечественных предприятий на внутреннем рынке лекарств составляет 53% в товарном и 26% в денежном выражении. В то же время на фоне спада в других отраслях потребления рынок здесь стабильно растет на 15% в год. Это один из наивысших показателей в мире.

Международное сотрудничество и экспортный потенциал в ближайшие два года правительство будет развивать по разным направлениям, еще раз повторив настойчивое желание присутствовать одновременно в зоне свободной торговли СНГ и с Евросоюзом. При этом уже в нынешнем году авторы программы рассчитывают нарастить на 15% экспорт товаров и услуг в Россию. А вследствие улучшения торгового режима с ЕС в Минэкономики планируют получить ежегодный прирост реального ВВП на 0,7-0,9%. И дополнительно привлечь в 2013-2014 гг. от международных финансовых организаций на $1,5-2 млрд. инвестиций и от них же – $0,4-0,5 млрд. технической помощи.

Достижимы ли эти и другие цели? Некоторые – вполне. Например, 121 тыс. автомобилей к 2014 г. – это примерно треть автопроизводства в докризисном 2008-м. А господдержка для строительства в 2013 г. доступного жилья для 27,7 тыс. украинцев – не более 15% общего метража, ежегодно вводимого в эксплуатацию.

Тем не менее в раздел «ожидаемые результаты правительственной стратегии» внесено почти полсотни пунктов. Причем макроэкономические показатели смешались с вагонами и самолетами. А в разделе «структурные реформы в стратегических секторах» по большей части констатация фактов, но мало рецептов. По информации «2000″, из-за сумбурного характера программы Игорю Прасолову уже предложили ее переоформить. Однако изменит ли новая редакция реальное содержание правительственных реформ – вопрос риторический.

Комментарий эксперта

Виктор Лисицкий (правительственный секретарь Кабмина в 1999-2000 гг., госслужащий I ранга):

Принципиальная ошибка авторов документа – привязка к 2007 г. Здесь есть позитивная динамика роста и можно спрятаться за цифрами. Складывается впечатление, что экономику надо только активизировать. Но Украина – страна с открытой экономикой. И оценку текущего состояния необходимо начинать с сопоставления основных экономических результатов с такими же результатами хотя бы ближайших стран-конкурентов. А брать за базу показатели 2007-го – некорректно. Ведь к тому времени мы безнадежно проиграли экономическое соревнование нашим ближайшим, сопоставимым по размерам и населению соседям – Турции и Польше.

Инфографика «2000″

Весьма поучителен пример Турции. В 1990 г. ВВП на душу населения Украины составлял всего лишь 56% от показателя Турции. Но в середине 1980-х турки зарабатывали примерно столько, сколько украинцы в 1990-м. И только реформы Тургута Озала позволили им быстро увеличить ВВП на душу населения. Так что в 1990-м каждый турок был в два раза богаче украинца, а к 2011 г. – втрое.

Поляки к моменту обретения независимости Украины имели примерно сопоставимый с нами ВВП на душу населения. В 1990 г. в Украине этот показатель равнялся $1570 в текущих ценах, а в Польше – $1694. Разницу в 7% можно списать на погрешность расчетов. Но уже к облюбованному авторами «активизации» 2007 г. Польша стремительно от нас оторвалась (см. график). И к 2011 г. разница составила 73%.

Такое громадное отклонение за неточностью расчетов не спрячешь. Стоит ли удивляться растущему желанию украинцев зарабатывать деньги в Польше? Но самый острый и стратегически важный вопрос: можно ли всерьез рассуждать об украинской державности, о целостности украинской нации, если широко открывшая двери нашим трудовым мигрантам Польша зарабатывает в три раза больше?

А ведь авторы «активизации» этого фактора просто не замечают, не видят фактора растворения нашей нации в окружающем (весьма дружелюбном) мире, утешая себя нашими черепашьими темпами роста. Какая ж тогда ценность этого проекта документа? Да нулевая!


Источник