К процветанию – по Конфуцию

За последние 40 лет КНР вышла на вторую в мире (после США) позицию по величине экономики. В чем секрет этого успеха и как в стране планируют развивать свои достижения? Об этом – и не только – размышляют журналисты китайских изданий.

В журнале ЦК Компартии Китая (КПК) «Цюши» (в переводе с китайского – «стремление к истине»), где публикуются статьи и выдержки из выступлений представителей власти, утверждается, что для финансового процветания государства достаточно вовремя должным образом расставить приоритеты – и затем работать не покладая рук.

Усвоив уроки эпохи Мао Цзэдуна, здешние коммунисты пришли к выводу: плановая экономика без элементов рынка неэффективна как инструмент построения благоденствующего общества – она неспособна поднять многие отрасли экономики, в частности сельское хозяйство.

«Переосмысление ценностей подтолкнуло КПК создать социальную модель рыночной экономики, где государству принадлежит основная роль, а рынку – второстепенная», – рассказывает Цзэн Пэйянь, генеральный директор Китайского центра международного экономического обмена (журнал «Цюши» – Т. 4. – №3. – Июль 2012).

Достижения прагматичной экономической политики страны ошеломляют. Сегодня ВВП здесь составляет $7 трлн. (в 22 раза больше, чем в 1978 г.), а в расчете на душу населения – $5300 (что в 16 раз превышает показатели 40-летней давности). Даже на пике мирового финансового кризиса рост ВВП Китая составил 9,2%.

Сейчас страна не только способна прокормить себя, но и входит в число главных экспортеров сельхозтоваров, в частности зерна, мяса и орехов (последние десять лет уровень экспорта ежегодно возрастал на 21,6% и по сравнению с 2002 г. увеличился на 490%).

«Нам удалось создать ряд успешных корпораций, вошедших в список Fortune Global 500*, внедрить механизм, при котором ценообразование происходит на основе рыночных факторов, и открыть свои финансовые рынки для мирового сообщества, не отказываясь при этом от элементов плановой экономики», – отмечает Цзэн Пэйянь.

_____________________________
*Fortune Global 500 – рейтинг пятисот крупнейших мировых компаний, составляемый и публикуемый ежегодно журналом Fortune.

Все это, подчеркивают аналитики, базируется не на слепом следовании догмам, а на реальном оценивании ситуации и построении социализма с китайской спецификой («Цюши». – Там же.).

«Китай неизменно отдавал приоритет урегулированию вопросов экономической модернизации, улучшению благосостояния населения и обеспечению социальной стабильности, продвигая политическую реформу сообразно реальному положению дел», – пишет профессор департамента гуманитарных наук японского университета «Тойо Гакуэн», представитель Ассоциации китайских профессоров в Японии Чжу Цзяньжун (журнал «Китай». – №10(84). – Октябрь 2012).

Но, говорят в Китае, путь страны к процветанию лишь начался – и обещает быть более тернистым, чем можно было предположить.

Искусство воровства

Кого у нас в стране или в России удивишь сообщением о чиновнике с зарплатой в $350, владеющем при том квартирой в Лос-Анджелесе за $825 тыс.? Чего там возмущаться – бюрократу тоже надо где-то жить. Однако в Китае такого не спускают: за годы реформ более 4,2 млн. партийных и административных работников наказаны за опустошение государственной казны и взяточничество. Были среди них и 465 персон высокого ранга, в частности бывший министр торговли и секретарь Чунцинского горкома КПК Бо Силай, уличенный в особо крупных хищениях. По оценкам Центрального банка КНР, нечистые на руку чиновники за период с середины 1990-х по 2008 г. вывезли из страны $100 млрд.

«Система власти построена таким образом, что каждый честный чиновник рассматривается как «помеха», и его моментально пытаются оттуда выдворить, – рассказывает американский журналист Сидни Риттенберг, проработавший при китайском руководстве 35 лет. – А когда-то чиновника могли уволить лишь за то, что он принял в подарок еду».

В КПК понимают, что падение нравов добром не кончится.

«Неадекватное разрешение данной проблемы может нанести смертельный вред партии и даже погубить ее и страну», – подчеркнул бывший генсек ЦК КПК Ху Цзиньтао на XVIII съезде компартии Китая.

Его преемник Си Цзиньпин заявляет: «чистоплотность» – основное условие существования партии, и «высокоморальный облик КПК должен служить примером для всего китайского народа» («Цюши»).

«Необходимо устранить нечистоплотные схемы в сфере реквизиции земли, использования природных ресурсов, искоренить незаконное взимание платы при обучении, производство и продажу контрафактных лекарств и продуктов и т. д.», – призывает Хэ Гоцян, бывший секретарь центральной комиссии КПК по проверке дисциплины (с ноября 2012-го этот пост занимает Ван Цишань). «Только постоянный контроль и надзор, – продолжает он, – способны заставить чиновников не только объективно отчитываться за проделанную работу, но и усилить взаимодействие при выполнении поставленных задач» («Цюши»).

Долой войну и бедность

Все, кто продолжает считать Тайвань независимым государством, – враги суверенитета КНР. Так заявляют в Пекине, напоминая, что этот остров – китайская территория, и рано или поздно произойдет воссоединение.

Бряцать оружием, однако, здесь не собираются, а вместо этого активно налаживают экономические связи и расширяют торговлю. В 2011 г. товарооборот между КНР и Тайванем достиг рекордного объема – $160 млрд.

Как утверждают в Поднебесной, островитяне горят желанием поскорее воссоединиться с родиной. «Чтобы успешно завершить процесс мирного воссоединения, нам нужно больше доверять нашим соотечественникам на Тайване, лучше осознать их потребности и усилить двустороннее сотрудничество в сферах экономики, торговли и культуры», – подчеркивает глава канцелярии по делам Тайваня при госсовете Ван И («Цюши»).

Даже Япония, осенью 2012 г. объявившая о желании «приобрести» остров Дяоюй (японское название – Сенкаку), не заставит Пекин взяться за оружие. В Китае уже устали удивляться тому, как это японцы ухитрились в конце XIX в. обнаружить «незаселенный остров», тогда как его на протяжении 400 лет до того активно использовали китайские рыбаки и торговцы.

«Любая попытка Японии провозгласить остров частью своего государства противоречит реальным историческим фактам, свидетельствующим, что Дяоюй был под юрисдикцией китайцев еще во времена правления династии Мин (1368-1644)», – категоричен журналист Цзун Хэ в статье «Дяоюй принадлежит Китаю» (журнал «Китай». – Там же.).

Ситуация накаляется. В Японии звучат призывы срочно взять под контроль территорию острова, в Пекине заявляют, что такие действия Токио подорвут дружеские отношения между двумя государствами.

«Японцам необходимо решить, с кем им выгоднее сотрудничать – с Китаем или США, которые якобы остаются в стороне от конфликта, но очень надеются, что Дяоюй никогда не станет частью КНР», – констатирует замдиректора НИИ японистики Академии общественных наук Китая Гао Хун в интервью журналу «Китай».

Применять силу в отношении к соседним странам даже во имя собственного суверенитета – не выход. Только плодотворный диалог, постоянное патрулирование в районе архипелага Дяоюй и привлечение высоких технологий, в частности установка спутниковой системы над спорной территорией, могут привести к желаемому исходу.

«Если правое крыло японского политикума и правительство Японии будут продолжать свои провокационные действия, они потерпят позорное поражение», – предостерегает Цзун Хэ.

Мечта о мировой лаборатории

Проблем в Китае, признают в КПК, – хоть отбавляй. И это касается не только системной коррупции, территориальных споров и мирового финансового кризиса.

Да, достигнуты впечатляющие успехи, и в Пекине рады, что за годы финансовой экспансии многие граждане сумели обогатиться, крупные города превратились в мегаполисы западного типа, а практически на всех товарах значится «Сделано в Китае». Однако, объясняют руководители, это лишь начало долгого пути к справедливому и гармоничному обществу. В ближайшем будущем одной из приоритетных задач станет построение среднезажиточного общества. За 9 лет КПК намерена удвоить средний доход на душу населения и в два раза увеличить ВВП – такие рубежи намечены в журнале «Китай: реалии и перспективы».

«Страна еще долго будет находиться на начальных стадиях социализма, и нам непременно нужно не только больше считаться с законами рынка, но и усилить роль правительства, избегая соблазна уклониться в сторону виртуальной экономики. Лишь дальновидная макроэкономическая политика и развитие реального сектора экономики станут залогом будущего успеха», – подчеркивал Ху Цзиньтао на XVIII съезде КПК.

Нынешний генеральный секретарь КПК Си Цзиньпин убежден, что Китаю следует идти по китайскому пути, который в сущности и есть путь социализма с китайской спецификой. «Эта нелегкая дорога, она проистекает из более чем тридцатилетней практики китайских реформ», – отметил он.

С ним согласны и многие аналитики. По их мнению, главная задача – стимулировать внутреннее потребление и перейти от процессов индустриализации к развитию потребительского рынка. В экономике нужно акцентировать внимание на качественных, а не количественных показателях.

«Руководство КНР и китайское экспертное сообщество верно диагностировали проблему уже в конце 90-х, призвав в 1998 г. стимулировать внутреннее потребление, чтобы в перспективе превратить его в один из основных факторов экономического роста, – отметил в интервью журналу «Китай» Михаил Карпов из Российского института стратегических исследований, где он руководит сектором Азии в Центре Азии и Ближнего Востока. – Задачу, которую призван решить Китай в предстоящие годы, можно сформулировать так: «Меньше индустриализации, больше рынка».

Но более всего в Пекине озабочены развитием высоких технологий. Китай не желает быть «мастерской мира». Он намерен превратиться в «мировую лабораторию» с минимальной зависимостью от иностранных технологий: намечено к 2020 г. уменьшить эту зависимость с 80 до 30%.

«Львиная доля государственных инвестиций в планах текущей XII пятилетки предназначена для сферы высоких технологий, производств, направленных на улучшение экологии, расширение инфраструктурного строительства. На мировой арене Китай стремится стать экспортером не товаров и сырья, а именно передовых технологий и инновационных идей, которые он готов разрабатывать самостоятельно» (журнал «Китай: реалии и перспективы»).

Власти КНР признают, что поставленная задача требует усердного труда и времени, что, впрочем, их не пугает. Разработка передовых технологий – приоритетное направление: ведь это не только поможет экономике переориентироваться, но и предотвратит загрязнение окружающей среды. А этот фактор здесь рассматривают как один из важнейших: разве можно построить гармоничное общество, если нынешние поколения не оставят потомкам «прекрасные очаги под голубым небом в окружении зеленых полей и прозрачных вод» (выражение из доклада Ху Цзиньтао на XVIII съезде КПК).

Генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин лично принял участие в массовых лесопосадках в пекинском районе Фэнтай на побережье реки Юндинхэ, подчеркнув, что «создание благоприятных экологических условий – ключ к осуществлению «Китайской мечты» возрождения великой китайской нации».

Путь Китая к процветанию не будет легким, но страна готова к этому и следует простому правилу из сформулированных еще Конфуцием: «Когда вам покажется, что цель недостижима, не изменяйте цель – изменяйте план действий».

«Китайская нация – обладает беспрецедентной созидательной силой. Мы будем развивать национальный дух Китая, в основе которого лежит патриотизм и стремление к построению сильного государства», – утверждает Си Цзиньпин.


Источник